Деньги идут в руки немногим. Улучшение условий кредитования в России может оценить все меньше заемщиков

Смягчение условий банковского кредитования в первом полугодии 2016 года сопровождалось ужесточением требований к заемщикам, констатирует Банк России в очередном обзоре кредитного рынка. Проектов, которые готовы кредитовать банки, стало меньше, конкуренция за них — больше, и это в ближайшие месяцы будет снижать ставки. Впрочем, Институт Гайдара констатирует, что потребности в новых кредитах есть лишь у 6-7% предприятий,— выход из кредитного кризиса позволит поддержать экономический рост в небольшой части экономики.

В обзоре ЦБ «Изменение условий банковского кредитования» за II квартал 2016 года суммируются тенденции, уже неоднократно отмечавшиеся для отдельных секторов финансового рынка. С одной стороны, уже после июньского снижения ключевой ставки ЦБ и быстрого снижения инфляции (вчера, исходя из недельной сводки инфляции Росстата — нулевой прирост цен за предыдущую неделю,— индекс потребительских цен в годовом измерении впервые опустился ниже 7%) условия кредитования как юрлиц, так и физлиц существенно улучшились. Речь идет не только о ценовых, но и о неценовых условиях кредитования — политика ЦБ к июню уже заметно увеличила конкуренцию на банковском рынке. С другой стороны, ситуация в нефинансовом секторе во II квартале 2016 года привела к статистически значимому ужесточению требований к корпоративным заемщикам. Нетто-доля банков, отметивших в опросах ЦБ ужесточение требований к заемщикам, составила 12 процентных пунктов (п. п.), а 2 п. п. отметили ужесточение требований к залогам по кредитам.

Спрос на кредиты при этом рос во всех секторах — в потребительском кредитовании физлиц рост спроса отметил 51% банков, 100% банков говорят о росте спроса на долгосрочные потребкредиты (лишь 35% видят тот же тренд в краткосрочном потребкредитовании).

Для корпоративного кредитования цифры не так радужны: на 5 п. п. выросла за квартал доля банков, сообщивших ЦБ о росте спроса на кредиты юрлицам сроком выше года, спрос на кредиты малых и средних компаний увеличился на 10 п. п. При этом замедлился рост спроса на реструктуризацию кредитов, в том числе крупными компаниями, а малый и средний бизнес спрос на реструктуризацию кредитов вообще сократил.

Происходящее выглядит как реальное завершение кредитного кризиса, начавшегося в конце 2014 года,— все прогнозы банков, опрошенных ЦБ, говорят о дальнейшем смягчении условий кредитования и росте спроса на деньги. Однако сокращение числа потенциальных корпоративных заемщиков в III-IV кварталах 2016 года продолжится. Для ЦБ происходящее является дополнительной гарантией от кредитной экспансии, которая могла бы помешать достижению таргета по инфляции в 2017 году в 4%. Тем не менее ситуация достаточно необычна: учитывая явно «запаздывающую» тактику ЦБ в снижении ключевой ставки, до конца 2016 года новые кредиты будут выдаваться весьма малой доле корпоративных заемщиков, способных развивать свой бизнес далее, и физическим лицам.

Данные ЦБ вполне подтверждаются независимыми источниками: то же показывают результаты опубликованных вчера конъюнктурных опросов промышленности ИЭП им. Егора Гайдара за август 2016 года. Доля компаний, считающих текущую доступность кредитов нормальной, достигла 59%, это лучший результат с начала кризиса кредитования промышленности в конце 2014 года — и это формальное подтверждение завершения кредитного кризиса. Средняя минимальная ставка корпоративного кредитования снизилась в августе за месяц на 0,3 п. п., до 15,3% годовых в рублях. Такое снижение произошло впервые после июньского смягчения денежной политики ЦБ, размер ставки стал лучшим значением для текущего кризиса после того, как в феврале 2015 года она поднималась до максимума в 20,8%. Промышленность без проблем обслуживает накопленный долг: в III квартале 2016 года соответствующих проблем не испытывали 86% респондентов (80% в феврале 2016 года). Столь высокая доля компаний, способных без труда погашать свои обязательства, отражается, например, в том, что снижение долговой нагрузки больше не рассматривается ими в качестве антикризисной меры. Однако и новых кредитов промышленности, как констатируют в Институте Гайдара, не нужно. Уже второй квартал такая потребность есть лишь у 6-7% респондентов, что является самым низким показателем с момента запуска соответствующих наблюдений ИЭП в конце 2010 года. «Предприятиям определенно не нужно такое кредитование такого промышленного роста»,— отмечают авторы исследования.

С одной стороны, происходящее вполне вписывается в концепцию оздоровления экономики, в неявной форме реализуемую правительством и ЦБ: в 2014-2016 годах жесткая денежно-кредитная и умеренно жесткая бюджетная политика вместе со снижением уровня закредитованности корпораций уже привели к тому, что экономический рост 2017 года будет эталонно органическим, а новые проекты будут более качественными, чем во времена кредитного мини-бума 2011-2014 годов. С другой стороны, ситуация, в которой селекция заемщиков банками позволяет расти только заведомо небольшой части экономики, создает значимые политические риски. Требования «стимулирования экономического роста» будут расти, поскольку в текущей ситуации шансы на будущее расширение бизнеса и участие в росте ВВП и прибылей имеют лишь избранные. ЦБ в обзоре, отметим, констатирует, что ситуация не является специфически российской: ужесточение требований к заемщикам, исходя из индекса BLT, отмечается во II квартале и в США, и в странах Еврозоны, конечным бенефициаром «количественных смягчений» ФРС и ЕЦБ являются также не все, и в будущем это повлечет за собой структурные сдвиги не только в России. Между тем сопротивление структурным сдвигам является центром повестки для политического лоббизма в РФ.

Источник: Коммерсантъ