Граждане приступили к банкротству. Вынесены решения по первым делам

Арбитражные суды начали выносить решения по банкротствам физлиц, инициированным должниками. Одним из первых банкротов стала бывшая совладелица челябинской лесопилки «Успех» Дарья Расторгуева. Принято решение о реализации ее имущества — единственного автомобиля, после чего оставшийся долг в 14 млн руб. должен быть списан. Однако кредиторы намерены продолжать взыскивать долги с других поручителей — членов семьи госпожи Расторгуевой.

Арбитражный суд Челябинской области вынес решение о признании банкротом физического лица — бывшую владелицу лесопилки «Успех» Дарью Расторгуеву, которая одной из первых в УрФО инициировала собственное банкротство. «Нам удалось убедить суд пропустить процедуру реструктуризации долга, так как должник имеет доход лишь в виде пособия на ребенка (у госпожи Расторгуевой трое малолетних детей.— “Ъ”), а из имущества — только Nissan Micra, оцененную в 400 тыс. руб. Сейчас, после реализации машины, долг в размере 14 млн руб. моей подзащитной должен быть аннулирован»,— отметил юридический представитель госпожи Расторгуевой Вячеслав Курилин. По его словам, ведение процедуры банкротства должно было обойтись его подзащитной в 80–100 тыс. руб. «Однако, зная сложную ситуацию Дарьи, мы решили провести акцию “Банкротство в подарок” и взяли все расходы на себя, чтобы показать людям, что банкротство — это крайняя мера и весьма дорогостоящая»,— подчеркнул господин Курилин.

По материалам дела, всего у госпожи Расторгуевой семь кредиторов, взыскивающих около 14 млн руб. Все долги у семьи образовались с 2008 года, когда Дарья Расторгуева выступила поручителем по ипотечному договору своей свекрови, взявшей в Сбербанке 8 млн руб. на строительство дома в Челябинске. «В тот момент мы также взяли кредит в Росбанке в сумме 1,5 млн рублей для развития бизнеса. Мы надеялись, что наша лесопилка после обновления оборудования будет приносить хороший доход и покрывать траты как на ипотеку, так и на кредитную линию для предприятия. Однако грянул кризис, бизнес прогорел, а проценты на кредиты стали быстро повышаться. В итоге в 2014 году Сбербанк продал наш долг 11 млн руб. за 4,2 млн руб. частному лицу из Копейска — Виталию Ковалю, который через суд насчитал нам около 2 млн руб. в виде процентов, после чего добился нашего выселения из частного дома, который получил в собственность»,— рассказывает госпожа Расторгуева. По ее словам, единственным выходом из ситуации стало личное банкротство. «Однако сказать, что я удовлетворена решением суда, нельзя, ведь я банкрот, нашей семье сейчас негде жить. И меня всерьез беспокоят органы опеки, которых суд привлек к данной ситуации, ведь, по сути, сейчас моим троим детям негде жить. И я боюсь решения органов опеки»,— отметила госпожа Расторгуева.

Связаться с Виталием Ковалем не удалось, но близкий к нему источник говорит, что предприниматель не в курсе принятого судом решения о банкротстве. «Даже если это правда, наша позиция не изменится, мы будем продолжать взыскивать долг с других поручителей — там их около пяти человек (родственники Дарьи Расторгуевой.— “Ъ”). Ведь нас тоже можно понять, мы заплатили за этот долг свои деньги и должны их возместить»,— отметил собеседник “Ъ”.

Почти одновременно личное банкротство в УрФО было введено еще в отношении двух физических лиц—жителей Свердловской области Юнаса Хайранова (долг 1,1 млн руб.) и Максима Стахеева (долг 7,3 млн руб.). «В результате рассмотрения заявления суд ввел процедуру реструктуризации долга по делу Максима Стахеева на срок до мая 2016 года, хотя его доходов явно не хватит для того, чтобы уложиться в отведенный законом трехлетний срок»,— отметил представитель банкрота —управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов. Он считает, что в силу новизны процедуры судья в данном случае «решил прогнать ее по всем стадиям, чтобы посмотреть, как это будет работать».

Источник: Коммерсантъ