Согласно Росстату, в июне 2015 года из-за затухания роста цен на сезонное продовольствие инфляция снизилась на 0,5 процентного пункта — до 15,3%. Цены на непродовольственные потребительские товары и услуги снижаться не торопятся. Вероятное восстановление частного спроса и запасов компаний во втором полугодии 2015 года если не вернет их к росту, то явно затормозит дальнейшее снижение.

В июне 2015 года индекс потребительских цен потерял 0,5 процентного пункта, снизившись в годовом выражении до 15,3% — это полностью совпадает с ожиданиями Минэкономики и Минфина. За месяц цены выросли всего на 0,2%, при 0,3% за май. В структуре индекса быстрее всего снижаются цены на сезонные продукты (овощи и фрукты подешевели за июнь на 5%). В результате продовольственная инфляция в июле снизилась до 18,8% «год к году». Непродовольственные цены, соответственно, стагнировали на уровне 14,2%, а инфляция платных услуг ускорилась на 0,2 процентных пункта — до 11,7% на фоне подорожания транспортных и туристических услуг.

Если погодные условия окажутся благоприятными и всерьез не скажутся на перспективах урожая, в июле 2015 года инфляция останется на уровне 15,3-15,4%, считает Дмитрий Полевой из ING Russia. Причина в увеличении с 1 июля регулируемых тарифов ЖКХ на 7,5-8,5% (против 3,5-4,5% годом ранее), что придаст ценам в июле ускорение на уровне 0,4-0,5 процентного пункта, ожидают в Минфине. Кроме того, в июне ЦБ дал понять, что рубль укрепляется слишком быстро, и объявил о необходимости восстанавливать валютные резервы, национальная валюта ослабла. Это, вероятно, повторится в июле (см. «Online» от 6 июля).

Существуют и иные внутренние риски, способные разогнать потребительские цены — либо оставить инфляцию в диапазоне 11-11,9%, которые предвидят в Минэкономики, или же 12-14%, на которые ориентируется ЦБ. Как писал «Ъ», всплеск частного потребления (на него, как единственный источник восстановления роста ВВП во втором полугодии 2015 года, ставят в министерстве) на фоне ограничения импорта и падения выпуска может обернуться локальным всплеском цен (см. «Ъ» от 26 июня). Другой риск — ускорение роста оптовых цен. Дело в том, что на фоне валютного шока, происшедшего в конце 2014-го — начале 2015 года, компании активно проедали свои запасы (до 60% которых — импорт), сформированные еще по низким ценам. Исходя из последних оценок использованного ВВП Росстата, в первом квартале 2015 года они сократились на 435 млрд руб.— хотя традиционно восстанавливаются после резкого провала в четвертом квартале. Дешевые запасы при стагнации выпуска, относительно медленный рост внутренних цен на энергоресурсы и начисленной зарплаты на фоне 9,8% роста цен производителей позволили промышленности в перовом квартале увеличить выручку на 10,4% в годовом выражении. Таким образом, цены производителей стали основным, а для ряда промышленных производств и единственным фактором роста прибыли от продаж в первом квартале 2015 года, отмечают в Центре развития ВШЭ. Предстоящее восстановление запасов компаний (традиционно в третьем квартале года) также сможет послужить источником всплеска цен.

Альтернативой для компаний может стать дальнейшее сокращение зарплат и увольнения сотрудников, что запросто позволит достичь снижения инфляции к концу года до искомых 11% при более глубоком падении экономики.

Источник: Коммерсантъ