Меняющийся формат терактов заставляет страховщиков придумывать новые продукты

Во время штурма торгового центра Nakumatt Westgate в Найроби, который в 2013 г. захватили исламисты, погибли 67 человек, многие были ранены. А компании, застраховавшие торговый центр, получили $78 млн убытка (входит в 20 крупнейших). «Военные, участвовавшие в штурме, действовали жестко и нанесли большой ущерб недвижимости», – говорит Тим Дейвис, начальник отдела страхования от саботажа и терроризма Sompo Canopius (входит в Lloyd’s).

Террористы стали захватывать торговые центры или концертные залы с целью уничтожения заложников. Это отличается, например, от централизованных атак 11 сентября 2001 г., целью которых было массовое уничтожение людей. Страховщикам тоже приходится менять стратегии и пересматривать риски и покрытие по ним.

В терактах, произошедших в ноябре в Париже и в марте в Брюсселе, погибло более 170 человек. Недвижимости тоже был нанесен ущерб, но еще большие убытки понесли компании, расположенные рядом с местом терактов, поскольку часть города была перекрыта. «Перекрытия были беспрецедентными», – говорит гендиректор перестраховочной Pool Re Джулиан Инойзи. Pool Re была учреждена в 1993 г. британским правительством после взрывов, организованных Ирландской республиканской армией. Pool Re имеет гарантии минфина на покрытие любых убытков британских страховых компаний из-за терактов.

У крупных компаний обычно есть страховка и план по восстановлению бизнеса после терактов, у малого бизнеса – нет. Для небольших компаний Pool Re разработала более дешевую страховку от теракта. Но только у 5% из них есть такой полис. «Приходится объяснять владельцам бизнеса природу и масштаб террористической угрозы для них в Великобритании», – говорит Инойзи.

С ростом числа терактов растет и спрос на страховку от отмены мероприятия, невозможности попасть куда нужно и ответственности третьих лиц (например, если выяснится, что у отеля неадекватная охрана).

«По сравнению с тем, что было пять лет назад, террористические атаки стали более сложными», – говорит Венди Питерс из консалтинговой фирмы Willis Towers Watson, напоминая, что в Брюсселе целью террористов была атомная электростанция.

Страховщикам также приходится учитывать потенциальный ущерб, который может быть нанесен хакерами. Правда, страхование от кибератак в строгом смысле не назовешь страховкой от терроризма, поскольку преступника часто невозможно идентифицировать. Известен случай, когда хакеры взломали IT-систему немецкого сталелитейного завода и повредили одну из доменных печей. Аналогичный случай был на турецком нефтепроводе. По словам Инойзи, невозможно сказать, чьих рук это дело – террориста или недовольного сотрудника. Считается, что террористы, не опирающиеся на поддержку государства или инсайдеров, не обладают техническими ресурсами для кибератаки, но Pool Re изучает природу этой угрозы. «Если террористы научатся использовать кибервозможности как оружие, они будут это делать, – уверен Инойзи. – Эта угроза может оказаться такой [огромной], что с убытками под силу будет справиться лишь структуре, аналогичной Pool Re».

По данным Novae Group (входит в Lloyd’s), в последние годы стало больше обращений за страховкой от кибератак. «Речь уже не идет о защите данных, спрос сместился на страховку от вынужденного перерыва в работе компании, репутационного ущерба и системных сбоев», – говорит начальник киберотдела Novae Дэн Труман. Владельцы бизнесов отдают себе отчет, что могут пострадать от кибератак, но еще несколько лет назад об этом мало кто думал.

Источник: Ведомости