Мобилизация богатых. Почему в России неизбежен переход к прогрессивному НДФЛ

«У меня разоряется страна!» — бизнес-омбудсмен Борис Титов весьма эмоционально реагирует на упреки в том, что он и его коллеги по «Деловой России», вслед за президентским советником Сергеем Глазьевым, призывают к «мобилизационной экономике». В программе Титова — введение прогрессивной шкалы НДФЛ. Об этом говорят и левая оппозиция, и правительственные чиновники. Но поможет ли такой консенсус экономике?

Производители против рантье

Глазьев помог прагматикам-рыночникам написать программу «Экономика роста». Поэтому ключевой ее пункт — российский вариант политики «количественного смягчения». ЦБ предлагается перейти «от мнимого таргетирования инфляции» к низким ставкам долгосрочного кредита и сдерживанию колебаний рубля. Параллельно допускаются «избирательные валютные ограничения», включая вывод валютных депозитов из системы страхования вкладов.

Эти идеи практически полностью соответствуют глазьевским. Но, как утверждает Титов, на сей раз, они используются не в дирижистских целях, а, наоборот, — для повышения свободы предпринимательства. В интересах малого и среднего бизнеса, который сейчас фактически задавлен высокими кредитными ставками, фискальным натиском государства и тарифным диктатом инфраструктурных монополий.

Но в борьбе за триумф частной инициативы авторы программы пытаются ограничить не только аппетиты правительства, банкиров или акул госкапитализма. Бизнес-омбудсмен выступает за переход на прогрессивную шкалу НДФЛ в 2017-2019 годах.

Дополнительные налоговые обременения для тех, кто богаче, — фирменное программное блюдо коммунистов и справедливороссов. Левые и левоцентристы традиционно и во всех странах ратуют за то, что они называют более справедливым перераспределением благ.

Но для бизнеса важнее экономический рост. Исполнительный директор инвесткомпании «Арбат Капитал» Алексей Голубович признает, что прогрессивный подоходный налог — это неприятная, но вынужденная мера, без которой не преодолеть рецессию. Ведь речь идет о параллельном снижении НДС, налога на прибыль и страховых платежей.

В жертву предлагается принести рентные доходы, — уточняет Сергей Глазьев. При этом снижение потребительского спроса его не смущает. По мнению президентского советника, при увеличении налогов на богатых, под ударом окажутся, главным образом, производители предметов роскоши. Зато малообеспеченные слои, напротив, станут свободнее в своих тратах. И их активность послужит дополнительным экономическим драйвером.

Рост экономики приведет к тому, что «все будут немного богаче», — резюмирует первый замруководителя Аналитического центра при правительстве Владислав Онищенко.

Когда именно это произойдет — сегодня не готов сказать ни один экономический гуру. Зато экс-глава Минфина Алексей Кудрин утверждает: «Финансовые вызовы останутся на ближайшие 5-10 лет». И заочно соглашаясь с оппонентами из «Деловой России», признает: скоро может встать вопрос о переходе к прогрессивной шкале подоходного налога.

Дедлайн для Депардье

«Мы понимаем, что объективно сверхбогатые люди должны делиться своим богатством с менее обеспеченными людьми, с бюджетом. Но для нас было важнее, чтобы они легализовали свои доходы. Нам это удалось, и в сию секунду вопрос повестки дня не стоит таким образом, чтобы немедленно выйти на прогрессивное налогообложение», — заявлял Дмитрий Медведев в интервью немецкой Handelsblatt в январе 2013 г.

В то время Жерар Депардье принял российское гражданство как раз из-за фискальных проблем на родине. Подоходный налог был таким же отечественным конкурентным преимуществом, как и сравнительно низкий пенсионный возраст. До сих пор даже в странах Балтии завидуют россиянам из-за того, что те могут сравнительно рано выходить на заслуженный отдых.

Но уже летом 2014-го на фоне санкций и первых признаков надвигающегося нефтяного пике министр финансов Антон Силуанов заговорил о возможности повышения подоходного налога или перехода к прогрессивной шкале. «НДФЛ полностью идет в регионы, распределяясь между региональными и местными бюджетами. Мы видим, что ситуация с бюджетами регионов особенно острая. Регионы сегодня 38 процентов своих расходов тратят на зарплату. Буквально 3-4 года назад это было на 10 процентных пунктов меньше. Соответственно, сокращаются инвестиционные расходы. Если сейчас не среагировать, дальше мы можем довести ситуацию до банкротства регионов, придется вводить временную администрацию, принимать экстренные антикризисные меры. Этого допускать нельзя», — предупреждал Силуанов в интервью «Ведомостям».

Кто не пьет шампанское

Тогда дело ограничилось введением торгового сбора в городах федерального значения. Многие предприниматели выступали против этой новации. Хотя тот же Борис Титов утверждал, что налоговая нагрузка на бизнес, таким образом, не увеличивается.

Тем не менее в декабре 2014-го, в послании Федеральному собранию Владимир Путин предложил «на ближайшие четыре года зафиксировать действующие налоговые условия и к этому вопросу больше не возвращаться, не менять их».

Обозначенный главой государства срок истекает как раз в 2018-м, тогда же должны состояться очередные президентские выборы.

Неслучайно, когда в правительстве говорят о повышении пенсионного возраста или налоговой реформе, то в качестве временного горизонта называют именно 2018-й. «Переход к другому налогообложению индивидуальных доходов, скорее всего, было бы целесообразно сделать с 2018 года, когда закончится этот политический цикл», — пояснял еще летом 2013-го первый вице-премьер Игорь Шувалов.

Чем хуже ситуация в экономике с наполнением бюджета, тем актуальнее непопулярные решения. Но их болезненность не ослабеет после выборов. Поэтому главный экономист Центра макроэкономического анализа Альфа-банка Наталья Орлова убеждена, что власти предпочтут переход к прогрессивной шкале НДФЛ повышению пенсионного возраста

«В России проживает 40 миллионов пенсионеров — это примерно 30 процентов россиян и 35 процентов электората», — напоминает Орлова. А по данным ВЦИОМ, 80 процентов россиян не устраивает перспектива увеличения сроков выхода на пенсию. В то же время на долю подоходного налога сейчас приходится всего 4 процента ВВП — очень низкий уровень по мировым стандартам.

Парируя ссылки на мировой опыт член Совета федерации, основатель розничной сети «Виктория», Николай Власенко как-то предложил сравнить качество медицинского обслуживания — российского и стран с прогрессивным подоходным налогом. Но о том, чтобы сначала вывести на приемлемый уровень качество услуг, предоставляемых государством, а потом уже увеличить стоимость их оплаты, сегодня не говорится. Скорее, преобладает принцип: «деньги вперед».

Тем более что введение прогрессивной шкалы НДФЛ поддерживают и правительственные чиновники, и бизнес-сообщество, и оппозиция. Да и обыватель, глядя на громкие аварии с участием люксовых иномарок , сделает недвусмысленные выводы о том с кого надо «снимать сливки».

Иными словами, дополнительное изъятие доходов обеспеченных сограждан для латания кризисных дыр практически неизбежно. Поспособствует ли такая фискальная мобилизация повышению мотивации работников и работодателей — вовсе не очевидно. Как и то, что в будущем не придется повышать налоги для менее состоятельных слоев населения.

Источник: Lenta