«Мы, конечно, хотим надеяться, что сбор страховых взносов увеличится» Глава Пенсионного фонда Антон Дроздов — о реформах и будущих функциях своего ведомства

В этом году правительство начало реформу функций Пенсионного фонда (ПФР), решив передать администрирование страховых взносов Федеральной службе по налогам. Глава ПФР Антон Дроздов рассказал “Ъ” о том, как идет эта реформа, что его ведомство успело сделать в рамках исполнения стратегии развития пенсионной системы и какие новые функции появятся у фонда уже в следующем году.

— Насколько, на ваш взгляд, ПФР удалось реализовать мероприятия первых этапов программы развития пенсионной системы?

— Все решения по трансформации системы в части обязательного пенсионного страхования, ПФР выполнил. И все, что было сделано и планируется сделать, укладывается в стратегию долгосрочного развития пенсионной системы. Эти меры направлены на одновременное решение трех задач: повышение устойчивости и сбалансированности пенсионной системы при сдерживании роста нагрузки на плательщиков страховых взносов и достижении приемлемого уровня пенсий. Если говорить о мерах по сбалансированности пенсионной системы — то, в первую очередь, это та работа, которая была проведена по льготникам. Введен дополнительный дифференцированный тариф за работающих на вредных и опасных рабочих местах, и работодателям дано право проводить спецоценку условий труда. То есть профессия может быть в списке вредных и опасных рабочих мест, но если работодатель создал безопасные и невредные условия работы, то тариф минимален или даже ноль. Такая система, с одной стороны, является серьезным стимулом по модернизации рабочих мест и охране труда, с другой — дает ПФР источник частичной компенсации расходов на пенсии досрочникам. В 2015 году за 3,85 млн граждан работодателями заплачены взносы по доптарифу на вредные и опасные условия труда.

Мы не повысили базовый тариф страховых взносов, но постепенно ежегодно увеличиваем взносооблагаемый фонд оплаты труда, чтобы люди с зарплатами выше средней могли в большем размере формировать пенсионные права. Перешли на новую пенсионную формулу, которая усилила роль стажа для получения права на пенсию с пяти до 15 лет, и внедрили балльную систему учета пенсионных прав. Введены требования к минимальному количеству пенсионных баллов (30 баллов) и серьезные стимулы в виде повышения пенсии при более позднем обращении за ней гражданина.

— И люди стали этим пользоваться?

— Мы проанализировали нашу базу персонифицированного учета и выяснили, что около 100 тыс. человек, достигших пенсионного возраста в 2015 году, не обратились к нам за ее назначением. Это много, полагаем, что люди стали откладывать выход на пенсию, особенно работающие. Теперь страховые пенсии индексируются только неработающим пенсионерам — это решение тоже в ключе стратегии развития пенсионной системы, так как страховая пенсия — это компенсация утраченного заработка. При этом работающим пенсионерам пенсия тоже платится, но без индексации до завершения трудовой деятельности.

— Какое значение коэффициента замещения зарплаты пенсией было запланировано и каков он на текущий момент?

— В итоге у нас и есть 38% замещения в среднем, но чем ниже была зарплата, тем он выше. Поэтому при высоких зарплатах, чтобы увеличить коэффициент замещения у своих сотрудников, компании страхуют их дополнительно через корпоративные системы, через добровольные индивидуальные пенсионные программы. И кстати, предложения по созданию и стимулированию этих систем сейчас формулирует и Минтруд, и финансовый блок правительства вместе с нами. В частности, это проект по созданию таких квазиобязательных или квазидобровольных корпоративных пенсионных программ для «вредников» и «опасников» для обеспечения их досрочных пенсий до достижения пенсионного возраста — но тут требуется софинансирование со стороны государства. Минфин пока не согласен.

— А что нового по части развития корпоративных систем вы можете предложить? За последние несколько лет, по заявлению вице-премьера Ольги Голодец, число участников корпоративных программ практически не меняется.

— Да, этот рынок нуждается в регулировании и стимулировании, создании типовых программ, создании условий, чтобы участие в корпоративных программах было доступно не только крупным компаниям. Необходимо стимулировать конкуренцию за рабочую силу, чтобы наличие такой программы у работодателя становилось его преимуществом.

— Что происходит с третьим уровнем пенсионного страхования — индивидуальным и добровольным?

— У ЦБ и Минфина есть идея создания индивидуального пенсионного капитала у граждан с отчислением платежей из зарплаты. Но этот тип страхования уже не относится к компетенции ПФР, это не обязательное пенсионное страхование, это история Центрального банка и Минфина. Они разрабатывают, какие дополнительные инструменты дать гражданам, чтобы учесть все их интересы и возможности, сделать рыночные гибкие продукты, обеспечить регулирование этого сектора, привлечь в процесс негосударственные пенсионные фонды и, может быть, компании, которые занимаются страхованием жизни, создать им равные условия для того, чтобы гражданин мог выбрать.

— СМИ стало известно о предложениях Минфина по реформированию пенсионной системы. Минфин предлагает повысить до 65 лет пенсионный возраст, стаж для досрочных пенсий врачей и учителей, изменить правила индексаций пенсий, не платить полную пенсию работающим пенсионерам и брать страховые взносы со всего фонда оплаты труда. Как к этому относится Пенсионный фонд?

— Все, о чем вы говорите, это ежегодно обсуждаемые во время бюджетного планирования предложения, но эти меры направлены на единственную цель — снизить зависимость бюджета ПФР от госбюджета. Они не учитывают социальные аспекты и последствия. Минтруд предлагает другие меры, более мягкие и взвешенные. Мы считаем, что надо сохранять уровень индексации пенсий по инфляции, увеличивать объем пенсионных прав у самозанятого населения за счет постепенного повышения ставки их страховых взносов. А также — плавно повышать требования к стажу врачей и учителей, постепенно переходить на актуарно обоснованный доптариф для «вредников и опасников» или выводить их в корпоративные системы, не увеличивать, а сокращать число категорий отраслевых льготников с пониженным тарифом страховых взносов, работать над легализацией рынка труда.

— Как идет работа ПФР по выявлению серых и черных зарплатных схем?

— Это комплексная работа, которая ведется на региональном уровне Рострудом, нами, налоговиками и органами власти субъектов. Везде работают комиссии по легализации, мы в них участвуем и предоставляем информацию, работаем со страхователями. Направления два — легализовать и повысить взносооблагаемую базу. По 2015 году легализован почти миллион граждан, и мы уже получили за примерно 600 тыс. из них 4,6 млрд руб. страховых взносов, а еще более 20 тыс. юрлиц повысили зарплату до МРОТ и 35 тыс.— до прожиточного минимума. По этому направлению активно работаем с налоговой службой, в том числе по выявлению нелегально занятых и проведению совместных проверок. В прошлом году у нас была сверка с налоговой службой по этой теме — было выявлено, что 65 млн или чуть больше человек у нас — это те, за кого платят страховые взносы. Есть также 67 млн тех, за которых платится НДФЛ. Разница вытекает из норм законодательства. Есть отдельные категории, за которых платят НДФЛ, но не платят взносы, и наоборот. У обоих ведомств базы полные, никто «не потерян».

— Получается, что в стране совокупности 76 млн человек являются трудоспособными, из них мы вычитаем 67 млн, которые выплачивают НДФЛ, военные, убираем 4 млн безработных. Получаем в итоге около 5 млн тех, кто работает «вчерную», про которых нет информации ни в одной из систем?

— Реально больше, потому что вы говорите о трудоспособном населении, а мы говорим о тех, кто работает, то есть в их число входят и работающие пенсионеры. Я могу сказать только, что численность нелегально занятых плавно сокращается и, конечно же, все работают над их выявлением. Они, как правило, как раз тот ресурс, который рассматривается, как дополнительный для того, чтобы обеспечить занятость. Параллельно с этим последовательно разрабатываются и внедряются меры по программе Doing business и упрощению доступа на рынок труда. Речь идет сейчас о патентной системе, законах, связанных с получением патентов, упрощением и сокращением сроков регистрации.

— Расскажите о тех изменениях, которых стратегия не предусматривала. Что сейчас происходит с передачей администрирования из ПФР в ФНС? В какой стадии разработки находится этот проект?

— Основные законодательные акты подготовлены Минфином и уже находятся в Госдуме. Параллельно мы тесно работаем с ФНС для решения технологических вопросов. Их много, и они сложные, весь год будет в совместной работе с налоговиками по выстраиванию новой технологии, сверке баз, а потом предстоит перестраиваться плательщикам.

— Какие все-таки функции останутся у ПФР?

— Основа следующая: все, что касается учета пенсионных прав, будет у нас. Все, что касается работы со страхователями (теми, кто платит взносы),— переходит в налоговую службу, будет принцип «одного окна». Задача — избежать сбоев в передаче информации из налоговой к нам. Должно быть четко организовано взаимодействие между теми, кто получает информацию от страхователей, с теми, кто учитывает пенсионные права, так как основная масса пенсионных прав учитывается на основе страховых взносов. Кроме того, для того чтобы правильно оценить и сформировать гражданину пенсионные права, нужна и другая информация, связанная с условиями его труда. Это, прежде всего, стажевые показатели, наложенные на условия труда или работу по определенным профессиям или в определенных климатических условиях. И тут все важно для определения права на досрочную пенсию или на увеличение ее размера. Зачастую эти характеристики вообще не связаны со страховыми взносами. Соответственно, эти все функции остаются за ПФР. Мы уже направили в налоговую службу наше техническое задание с перечнем и сроками предоставления необходимой нам информации.

— Как можно было бы оценить такую реформу с точки зрения международного опыта? Какая структура в большинстве стран занимается сбором страховых взносов?

— Пенсионные системы развиваются, и в мире их насчитывается много типов. Соответственно, везде уникальные системы администрирования платежей в пенсионную систему. Там, где источником для пенсий являются налоги, там налоговая служба. Там, где источником являются страховые платежи, их собирают страховые администраторы. При этом формирование и оценка пенсионных прав всегда производится ведомством, которое назначает пенсии.

— То есть, в итоге, способ сбора средств увязывается с их природой?

— Природа страховых платежей отличается от природы налогов. Поскольку налоги не имеют целевого характера использования, они не образуют специальных прав у уплативших их категорий лиц. А страховые взносы по закону образуют эти права. И поэтому связка между взносами и правами — именно тот ключевой момент, который эти два платежа и различает. При переходе администрирования страховых взносов в ФНС в их сути ничего не изменится — это будут страховые взносы на ОПС, и они будут идти к нам в бюджет. Мы, конечно, хотим надеяться, что сбор страховых взносов увеличится. Потому что исторически у налоговой лучшие условия администрирования с точки зрения возможности взыскания. Это и аресты счетов, и уголовная ответственность за неуплату, это более высокая очередь получения недоимки при банкротстве плательщика. У нас этого нет, но мы и без этого успешно администрируем — уровень недоимки не превышает 1,2%.

— Для ПФР предусматриваются какие-то новые функции, чем будет заниматься ваше ведомство, кроме пенсий?

— Мы вошли в два масштабных проекта по созданию и ведению федерального регистра инвалидов и единой государственной информационной системы социального обеспечения (ЕГИССО). Задачи у них похожие: интеграция информации от всех участников, оказывающих госуслуги инвалидам, в первом случае до учета все видов мер социального обеспечения граждан на федеральном, региональном и муниципальном уровне. Такая интеграция становится возможной благодаря развитию собственных информационных систем различных ведомств, системы межведомственного электронного взаимодействия. Сегодня необходимо особенно тщательно вести учет расходов, иметь базу для комплексного анализа. Вторая задача реестра инвалидов и ЕГИССО — это создать модель «одного окна» для информирования гражданина о всех его льготах и возможностях по получению мер социальной поддержки со стороны государства. У каждого гражданина будет свой виртуальный личный кабинет, через который он сможет обращаться за той или иной федеральной или региональной услугой. В свою очередь все ведомства будут поставщиками информации в системы и одновременно ее потребителями.

— Когда будет запущен регистр инвалидов и почему Пенсионному фонду его поручили делать?

— В 2017 году регистр заработает и будет как минимум обладать информацией федеральных ведомств, а сейчас идет работа по выстраиванию его архитектуры и разработке форматов наполнения системы информацией. Когда готовилось решение об операторе системы, было принято, что Минтруд осуществляет координацию работ по ее созданию, ведению и использованию, Минкомсвязь обеспечивает инфраструктурой и помогает строить межведомственное электронное взаимодействие, а мы являемся оператором регистра инвалидов. ПФР платит большинству инвалидов пенсии (за исключением «военных» пенсионеров) и всем — ежемесячную денежную выплату, соцдоплаты к пенсиям. В итоге у нас в той или иной степени есть информация по более чем 11,5 млн инвалидов по 14 из 18 основных показателей реестра, то есть у нас уже есть база, а значит мы являемся менее затратным ведомством для создания регистра и сделаем его без привлечения дополнительных средств. Но список показателей реестра не закрыт, будет расширяться. Федеральный реестр будет государственной информационной системой, в которой будет вся актуальная информация по каждому инвалиду — о соцвыплатах, пенсии, степени утраты трудоспособности гражданина, реализации плана реабилитации, получение медицинских, образовательных услуг, региональных мер соцподдержки и так далее. То есть станет возможным видеть жизненный путь каждого инвалида, степень его социальной адаптации и интеграции через полученное им сначала общее образование, потом специальное и трудоустройство, если таковое будет. Потребность государства в такой интегрированной информации по инвалиду еще и лежит в плоскости требований ратифицированной Россией Конвенции о правах инвалидов.

Вся информация в реестре юридически значимая, то есть она будет учитываться другими ведомствами, и инвалиду не надо будет представлять одни и те же документы во все инстанции — в органы соцзащиты, Пенсионный фонд, ФСС… У инвалида будет личный кабинет в интернете, через который он будет видеть, на какие виды услуг у него есть право, и будет дистанционно в различные ведомства подавать заявления на получение мер соцподдержки. Все это даст экономию времени и средств и самого гражданина и организаций, оказывающих услуги инвалидам.

Кроме того, сам реестр нам интересен и потому, что он станет важной часть другого еще более крупного нашего проекта…

— Вы говорите про ЕГИССО? Какие функции будут у этой системы?

— Она позволит иметь информацию обо всех видах государственной поддержки всего населения РФ в одном месте и в разрезе каждого гражданина, на ее основе более качественно анализировать, планировать расходы. В целом эффект от внедрения ЕГИССО сложится из четырех факторов: повысится качество планирования затрат за счет исключения дублирующих мер соцзащиты, снизятся затраты на СМЭВ, органы власти снизят затраты на свою деятельность и избавятся от избыточных функций и система станет прозрачной для людей и госорганов, но главное — это будет инструмент для перехода на адресное оказание мер соцподдержки по принципу нуждаемости.

— А как сейчас собирается информация по соцсфере?

— Социальная система сейчас децентрализована и имеет несколько уровней. Совокупные социальные расходы почти 4 трлн в год без учета пенсий. На федеральном уровне есть свои федеральные льготники, выплачиваются пенсии, пособия, далее часть пособий выплачиваются на уровне субъекта, кроме того, представляются различные льготы. А большое количество льгот, предоставляемых на муниципальном уровне. Например, все транспортные льготы, жилищные, какие-то коммунальные льготы и т. д. У каждого ведомства своя система учета. Когда мы начали изучать этот вопрос, мы поняли, что у нас более 100 видов различных мер социальной поддержки по десяткам и сотням категорий граждан осуществляется и на федеральном уровне, и на уровне субъекта. Зачастую под разным названием оказываются одни и те же виды социальной поддержки, а они оплачиваются из бюджетов разных уровней. Каждый уровень и каждое ведомство ведет свой учет по получателям и объемам, но целостной картины по расходам на конкретного гражданина ни у кого пока нет. Отсюда вытекает проблема перехода на адресное оказание мер соцподдержки, а перейти к адресному оказанию помощи по нуждаемости — это текущая задача государства. Плюс надо снижать административные затраты на оказание госуслуг, упрощать межведомственное взаимодействие, убирать дублирование расходов и функций. Всю соцсферу надо максимально унифицировать и сделать прозрачной.

Поэтому первым ощутимым эффектом ЕГИССО будет стандартизация и унификация всех этих видов соцподдержки. В рамках этой системы будет впервые создан единый классификатор видов социальной поддержки и категорий лиц, которым она оказывается.

— А если, например, у вас есть уникальный регион, который дает какие-то там специфические льготы своим жителям, и больше нигде они в стране не существуют, что будет происходить с этими льготами при проведении классификации? Их просто внесут в общий большой список, или их могут как-то пытаться переформировать, чтобы они соответствовали уже существующим типам льгот?

— Безусловно, есть компетенции субъектов и муниципалитетов вводить те или иных льготы и их финансировать. ЕГИССО — информационную систему для граждан и всех ветвей власти. На ее основе можно будет принимать управленческие решения. Как вы говорите, уникальная льгота, расходы по ней и круг получателей просто буду внесены в базу данных в нужный раздел классификатора.

— Когда вы планируете запустить систему и что будет сделано уже в этом году?

— Проект большой с огромным количеством участников — от ФОИВов до муниципалитетов. Поэтому работа разбита на этапы. Система должна будет заработать в полном объеме в 2019 году. В этом году делается единый классификатор мер социальной защиты и техническое проектирование плюс запускаем три пилотных региона для тестирования прототипа системы — Калугу, Башкирию и Алтайский край. В 2017 году подключим все внебюджетные фонды и часть федеральных органов власти — ФСС, ФОМС и нас, в 2018 году — все федеральные органы власти и субъекты России.

— Сколько будет стоить этот проект и ожидаете ли вы от него в итоге какой-то экономии бюджетных средств, может быть, предотвращения случаев мошенничества?

— Для проектирования системы мы используем технологическую базу Минсвязи. Кроме того, мы не будем строить каких-то новых центров обработки данных, поэтому стоимость всего проекта с учетом его масштаба будет небольшой, но это не допрасходы, а средства из нашей статьи на информатизацию. При этом эффект от ее внедрения должен составить около 300 млрд руб. в год, а это примерно 7–8% расходов на соцподдержку бюджетов всех уровней.

— За счет чего это произойдет?

— Когда будет запушена система, все субъекты власти, региональные и федеральные, смогут видеть реальную комплексную картину предоставления соцуслуг. Кто что оказывает, каким категориям, где происходит дублирование мер поддержки между федеральным и региональным уровнями, например. А кому, наоборот, уже не нужна поддержка, а она все еще оказывается. Ну, например, гражданин, имеющий льготный статус, может получать определенные виды соцподдержки одновременно в двух регионах — по прописке и по месту пребывания, или гражданин не живет в регионе, а бюджетом льгота оплачивается. Пока же обмен такой информацией довольно сложен, затратен и не всегда быстр. Сегодня идут двухсторонние миллионные трансакции между ведомствами, а из системы смогут информацию брать все, не тревожа соседнее ведомство.

— Что эта информационная система даст россиянам?

— Возможность открыть личный кабинет в интернете и получить всю информацию из одного ресурса обо всех полагающихся мерах соцподдержки со всех уровней бюджета. Ведь у нас сейчас в отношении соцуслуг действует заявительный принцип, и поэтому, если человек не знает о том, что ему полагается, он не подает об этом заявление. С другой стороны человек меняет место жительства, меняет работу, у него изменяются обстоятельства, статус, категория, и необходимо сделать так, чтобы при изменениях не надо было бы заново «бегать» по всем инстанциям.
Подробнее: http://kommersant.ru/doc/2980333

Дроздов Антон Викторович
Личное дело

Родился 4 октября 1964 года в Москве. В 1986 году окончил Московский финансовый институт по специальности «экономист».

С 1986 года трудился экономистом в структурах Министерства финансов СССР, в 1992-м возглавил отдел управления валютно-финансового регулирования Минфина РФ. В 1993-1994 годах — заместитель председателя правления, начальник валютно-экономического управления Рострабанка. В 1994 году вернулся на госслужбу, став заместителем начальника Главного управления федерального казначейства Минфина. С 1999-го — начальник департамента финансов аппарата правительства, с 2003-го — заместитель главы аппарата правительства. В апреле 2004 года возглавил департамент экономики и финансов аппарата правительства. 17 июля 2008 года назначен председателем правления Пенсионного фонда РФ.

Заслуженный экономист России. Награжден орденом Почета. Женат, есть дочь и сын.

Пенсионный фонд России
Досье

Создан 22 декабря 1990 года указом Верховного совета РСФСР в качестве самостоятельного учреждения «для государственного управления финансами пенсионного обеспечения». В системе персонифицированного учета фонда в настоящий момент зарегистрировано более 145 млн индивидуальных лицевых счетов граждан. Бюджет фонда, утверждаемый Госдумой, формируется за счет страховых взносов работодателей, доходов от инвестирования временно свободных средств, добровольных взносов физических лиц и организаций, а также из средств федерального бюджета. Государство выступает гарантом деятельности Пенсионного фонда; в случае нехватки собственных средств, получаемых от страховых взносов, дефицит ПФР может покрываться из Резервного фонда и Фонда национального благосостояния. В системе ПФР трудится более 130 тыс. специалистов. В 2016 году доходы фонда запланированы в размере 7,53 трлн руб., расходы — 7,7 трлн руб.

Источник: Коммерсантъ