«Нас ждут скандалы и передел собственности» Почему у России не получается провести нормальную приватизацию

Приватизация забуксовала. Государство неохотно расстается с собственностью. При этом оно само планировало распродать доли в различных компаниях за 1 триллион рублей. Для балансировки бюджета не хватает более 2 триллионов, а социальные обязательства перед населением растут. Как же правительство собирается платить пенсии и зарплаты бюджетникам с учетом сокращения финансовых ресурсов.

Вопрос на триллион

Большая приватизация 2016 года, судя по всему, не удалась. В пятницу, 26 августа, «Ведомости» со ссылкой на источник в Росимуществе и осведомленного федерального чиновника сообщили, что продажа 25 процентов минус 1 акция государственного «Совкомфлота» откладывается на 2017 год.

Собеседник издания из Росимущества пояснил, что менеджеры «Совкомфлота» сами убедили правительство отложить продажу доли компании. «Сейчас не время продавать, рынок на стороне покупателей», — говорили они. Представитель Минэкономразвития сообщил, что не располагает информацией о переносе срока приватизации «Совкомфлота», и отметил, что компания находится в высокой степени готовности к продаже.

Таким образом, в приватизационном списке 2016 года остался только пакет «Роснефти». Продажа куска «Башнефти» отложена, доли в ВТБ — тоже. Успешной можно назвать только реализацию 10,9 процента алмазодобывающей «Алросы» — их пустили с молотка более чем за 50 миллиардов рублей. При этом сейчас невозможно сказать, продадут ли часть «Роснефти» до конца 2016 года.

«В случае успешной приватизации в 2016 году крупных государственных активов федеральный бюджет получит до одного триллиона рублей», — говорил в июле глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев (цитата по РИА Новости). С учетом продажи пакета «Алросы» план приватизации на 1 триллион рублей пока выполнен только на 5 процентов.

Федеральный бюджет на 2016 год принят с дефицитом в 2,36 триллиона рублей (три процента ВВП). В него заложена среднегодовая стоимость нефти Urals в 50 долларов за баррель. Ожидаемые доходы казны при такой стоимости углеводородов составят 13,74 триллиона рублей, расходы — 16,1 триллиона.

Одним из важнейших вопросов при этом остается способность правительства исполнять социальные обязательства. В Минфине уже намекали на то, что денег у государства не так уж и много. Ведомству Антона Силуанова еще предстоит найти дополнительные 200 миллиардов рублей на выплату пенсионерам по 5 тысяч рублей в январе следующего года. Премьер-министр Дмитрий Медведев поручил Министерству финансов изыскать средства по итогам работы в 2016 году.

Приватизация была одним из возможных источников получения дополнительных денег для правительства. Теперь у государства остается меньше финансовых возможностей.

Приватизация с дефицитом

Эксперты высказали мнение о предварительных итогах большой приватизации 2016 года. Ключевой вопрос, касающийся миллионов россиян, так или иначе зависящих от бюджета, — способность государства исполнять свои обязательства даже при неблагоприятных условиях (например, при падении цен на нефть или росте государственных расходов). Второй важный вопрос касается экономической целесообразности приватизации как таковой.

Яков Миркин, заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН:

«Приватизация в нынешних условиях несвоевременна. Во время кризиса заниматься этим не следует. Мало того, что цена актива очень низка, она еще и проводится у нас не в пользу среднего класса, а в пользу крупных инвесторов. Все это чревато скандалами и переделом собственности в будущем.

Нужна другая модель приватизации — в пользу мелких предпринимателей, когда активы оценены, когда могут покупать иностранцы. Встает вопрос: как же тогда закрывать эту дыру в бюджете сейчас? Не стоит этого делать за счет распродажи активов по дешевке.

В России сегодня очень низкий уровень госдолга. Все недостающие средства легко перекрываются государственными заимствованиями, причем в безопасной зоне! Можно заимствовать в рублях, не повышая кредитных рисков на экономику. Речь идет о сравнительно небольших суммах, если учитывать размеры российской экономики.

По данным Международного валютного фонда, общий долг российского правительства (федеральный вместе с региональными и муниципальными) составляет 17,7 процента ВВП. По сравнению с Европой он совсем небольшой. Занимать до 25-30 процентов ВВП — в пределах финансовой безопасности. Это могут быть заимствования на внутреннем рынке, в том числе путем вложения средств ЦБ, это выпуск облигаций федерального займа для покрытия дефицита бюджета.

С точки зрения экономики это имело бы стимулирующий эффект. С точки зрения инфляции это также безопасно — до тех пор, пока правительство остается в безопасной зоне заимствования. Наращивание внутреннего долга — легкое подбадривание экономики, а заодно и резкое снижение социальных рисков.

У нас здоровая экономика. Объем чистых заимствований, которые необходимо произвести, — примерно 3 триллиона рублей. Поднять такую сумму вполне реально.

Я понимаю, если бы у нас был госдолг в 70-80 процентов ВВП, а дефицит доходил бы до 70 процентов — тогда действительно следовало бы распродавать последнее. Но при нынешнем состоянии российской экономики от планов приватизации госсобственности следовало бы отказаться вообще».

Владимир Тихомиров, главный экономист финансовой группы БКС:

«План приватизации не провалился, просто правительство решило отложить сделки. Главная причина: ситуация с бюджетом не выглядит столь угрожающей, как это казалось в начале года, когда стоимость нефти была ниже 30 долларов за баррель. А если нет большой напряженности с бюджетом, то продавать госкомпании смысла нет. Можно подождать лучшей конъюнктуры, что, видимо, и решили сделать.

В любом случае правительство вряд ли сможет исполнить свои обязательства в полной мере. Это уже видно на примере с пенсиями. Их индексация была проведена не в полной мере, а вместо дополнительного повышения решили совершить единовременную выплату.

Я думаю, что и другие социальные обязательства могут быть пересмотрены в меньшую сторону. Но если это произойдет, то только в начале четвертого квартала 2016 года».

Эмиль Мартиросян, доцент Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС при президенте России:

«Я не сомневаюсь, что правительство готово выполнить все свои социальные обязательства. Особенно с учетом того, что до 31 декабря 2016 года для госкомпаний действует особое правило: 50 процентов своей чистой прибыли они перечисляют в бюджет. Ранее они были обязаны отдавать четверть прибыли.

Полагаю, что дефицит бюджета правительство покроет благодаря ограниченным мерам, оно скорректирует расходы и воспользуется инструментами заимствования.

Приватизация — сложный процесс. Найти нужно не просто инвестора — необходим такой инвестор, который привнесет в компанию новый виток инноваций, технологии, ресурсы, позволит выйти на новые рынки. Это важный интеграционный вопрос, к которому многие компании из списка на приватизацию пока не готовы».

Источник: lenta