Минфин РФ планирует в 2017 году увеличить внутренние займы в 3,5 раза

Пока ЦБ, АСВ и Минфин спорят о том, как реформировать несовершенный и затратный механизм санации банков, Международный валютный фонд (МВФ) предложил свой вариант — финансировать санацию из федерального бюджета под личную ответственность министра финансов. Вариант очень прозрачный, но крайне далекий от российской реальности, отмечают эксперты.

Вчера ЦБ официально объявил о подведении окончательных итогов Программы оценки финансового сектора (Financial Sector Assessment Program, FSAP) в 2015/2016 годах. К официальному сообщению о позитивных результатах прохождения оценки Банк России приложил публикации МВФ и Всемирного банка с подробными результатами проверки. Среди них — в технической записке МВФ по модулю «Ликвидация, финансовое оздоровление и страхование вкладов» — обнаружилось новое предложение по реформе института санации банковского сектора, исходящее от МВФ. Международный валютный фонд видит эту реформу совершенно иной, чем та, что летом была предложена Центробанком и сейчас проходит межведомственное обсуждение.

По мнению МВФ, существующий механизм (кредиты на оздоровление проблемных банков выдаются Центробанком Агентству по страхованию вкладов) несовершенен. Такое финансирование санации МВФ счел квазифискальной активностью, а потому, по его мнению, его должно осуществлять федеральное правительство. Решения о затратах из федерального бюджета на санацию должны приниматься с одобрения министра финансов, и даже если вдруг к оздоровлению потребуется временно привлекать средства ЦБ, то это должно делаться под гарантии федеральных властей, считают в МВФ.

Напомним, о реформе механизма санации российских банков летом сообщила глава ЦБ Эльвира Набиуллина. Как известно, смысл предложения ЦБ, по сути уже одобренного на высшем уровне,— прекратить кредитовать АСВ на санацию банков, учредить специальный фонд, через который пойдет финансирование санации под управлением УК, учреждаемой ЦБ, заменив при этом предоставление финансирования через кредиты на прямое участие в капитале санируемых банков.

Формальное решение о том, как именно проводить реформу института санации, российским властям еще только предстоит принять. Впрочем, несмотря на весь авторитет МВФ, учитывая рекомендательный статус документа, отсутствие у России долга перед МВФ, а главное, дефицит действующего бюджета и проекта бюджета на 2017-2019 годы, рассуждать о перспективах реализации в российских реалиях предложения МВФ можно, по мнению экспертов и участников рынка, в основном теоретически.

Впрочем, логики оно не лишено. «Приоритет в предложенном механизме отдан прозрачности расходования и обеспечению большей возвратности средств,— считает вице-президент ФБК Алексей Терехов.— Заложив расходы на санацию в бюджет (при дефиците это тоже возможно — через увеличение дефицита), правительству нужно будет заложить и конкретные доходы для текущей или будущей компенсации этих затрат, причем с конкретными сроками, за счет будущих доходов, увеличения госдолга или даже прямой эмиссии ЦБ, что, конечно же, увеличит инфляцию». Этот расклад будет публичен, а значит, в него заложен механизм общественного контроля в лице налогоплательщиков, чьи интересы прямо затрагиваются при таком механизме, и они в этом случае получают право спрашивать, куда и правомерно ли пошли их деньги, продолжает господин Терехов. «Но это в среднесрочной перспективе, в долгосрочной МВФ в любом случае предполагает поиск альтернативных, более рыночных источников финансирования банковских санаций»,— добавляет главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик.

Сейчас же, как указывают эксперты, по сути имеет место скрытая эмиссия средств на санацию со стороны ЦБ: сроки и сам факт возврата кредитов, выданных на оздоровления, до конца непонятны и будут определяться реальностью в тот или иной момент времени. При этом инструменты общественного контроля за расходованием средств и ответственности в случае их неэффективного расходования непрозрачны. Собственно, от этого же сейчас пытается уйти ЦБ, только другим способом, снизив концентрацию кредитных рисков на АСВ и повысив возвратность средств за счет вхождения в капитал санируемых банков и возможности последующей продажи их акций (долей). «И в российской реальности, в которой вряд ли кто-то захочет увеличивать дефицит бюджета и нести персональную ответственность за это, этот способ вполне может быть выходом из ситуации,— рассуждает господин Терехов.— Правда, при увеличении числа квазигосбанков с помощью такого способа санации у регулятора и санатора в одном лице есть риск возникновения конфликта интересов». У банкиров-санаторов подход прагматичный. «Для нас непринципиально, кто дает деньги. Важно, на каких условиях»,— отметил руководитель одного из банков-санаторов. В Минфине и ЦБ не стали комментировать рекомендации МВФ.

Источник: Коммерсантъ