Слабый рубль удержал российский фондовый рынок от обвала

Январь близится к окончанию, можно начать подведение предварительных итогов. Месяц, похоже, оказывается крайне неблагоприятным для инвесторов во всем мире — столь мощного падения фондовых рынков не было уже давно. Под давлением оказались практически все группы активов, несущих риск: это и сырьевые товары, фондовые рынки практически всех стран, и валюты тех стран, чья валютная политика гибко реагирует на перепады мировой конъюнктуры.

Для России (и фондового рынка, и рубля) январь обернулся очень сильным давлением (конечно, первую скрипку здесь сыграла нефть, за месяц подешевевшая c $37 до $31,5 за баррель по сорту Brent). При этом, если рубль оказывается в числе аутсайдеров месяца среди сколько-нибудь заметных мировых валют, то российский фондовый рынок отступает весьма и весьма умеренно — фондовые индексы многих стран, по предварительным данным января (данные на закрытия 26 января), падают сильнее.

Итак, рубль теряет в январе к доллару порядка 7-8%. Немного более существенные потери (около 10%) — у белорусского рубля и у казахстанского тенге. Очень может быть, впрочем, что эти две валюты, относящиеся к странам, тесно интегрированным с РФ, просто еще не успели отыграть некоторое улучшение настроений, случившееся в вечерние часы 26 января — так что разрыв этих валют с рублем может быть и совсем небольшим.

Но ясно, что эти три валюты, включая рубль — аутсайдеры. Также заметно (на 6-6,5%) снижаются к доллару США в январе мексиканское и аргентинское песо, польский злотый, южноафриканский ренд. Подавляющее большинство других валют также теряет к доллару — но не слишком много. Так, китайский юань снизился на 1,4%, а евро (вместе с семейством валют, тяготеющих к евро) — примерно на 1%, свидетельствуют расчеты «Интерфакс-ЦЭА». Лидером января в валютной динамике является японская иена, этой валюте удалось прибавить к доллару порядка 1,5-2%.

Для того чтобы сопоставить динамику мировых фондовых рынков, воспользуемся семейством индексов MSCI. Итак, MSCI Russia за неполный январь снизился на 10,5% — неприятно! Но индекс MSCI Bric упал более существенно — на 13,9%: это произошло за счет существенного снижения соответствующих индексов Бразилии (на 15,4%) и Китая (на 15,7%). Япония, которую мы чуть выше упоминали как лидера валютного роста, «поплатилась» за крепкую валюту падением фондового индекса MSCI Japan на 10,8% — т.е. показывает пусть и не намного, но всё же худшие результаты, чем РФ.

Индекс MSCI USA потерял 7,1%, что несколько больше, чем падение Франции (5,8%), но меньше, чем падение Германии (8,5%). И вообще, лишь немногим индексам MSCI (как правило, представляющим относительно небольшие страны) удалось не упасть в этом январе: Так, потери индексов Таиланда и Венгрии составили 0,9%, а индекс Морокко даже символически (на 0,2%) вырос.

Из всего перечисленного, возможно, следует факт, что то, что мы здесь, в России, воспринимаем как нашу собственную турбулентность, на деле является турбулентностью общемировой. Важно то, что российские финансовые власти выбрали модель действий, предполагающую высокую степень чувствительности российских финансовых показателей на глобальные тренды — через полную либерализацию валютного рынка. Это, конечно, нервирует, когда курсовые колебания составляют по нескольку рублей в день. Но зато это, возможно, является некоторой защитой инвестиций (курс быстро подстраивается, и финансовые инструменты остаются эффективными), отсюда и относительно неглубокая просадка фондовых индексов.

Тем самым, конкурентоспособность российской финансовой системы в целом не падает (или — падает, но не слишком сильно), даже не смотря на серьезный обвал мировых цен на нефть.

Ну а что касается прогнозов по курсу рубля — с уверенностью можно пока сказать лишь то, что колебания останутся существенными, полагают эксперты «Интерфакс-ЦЭА».

Источник: Интерфакс