ЦБ подыграл экспортерам. Им вернут валютные кредиты

ЦБ смягчил риторику относительно рисков банков, связанных с кредитованием в валюте. По меньшей мере в отношении клиентов-экспортеров предложенные жесткие ограничения, дестимулирующие банки выдавать валютные ссуды юрлицам, будут сняты. Впрочем, кого считать экспортером, с каким плечом кредитовать и как устранить риски злоупотреблений, еще только предстоит решить — до 1 мая.

О том, что ЦБ отложил на месяц введение повышенных коэффициентов риска по валютным кредитам, выдаваемым банками юрлицам, сообщил в рамках Финансового форума первый зампред Банка России Алексей Симановский. Цель — снять повышенные коэффициенты риска по валютным кредитам, выданным банками компаниям-экспортерам, в силу того, что как таковых валютных рисков по ним нет или они минимальны. «К 1 апреля, скорее всего, не успеем это требование ввести в силу того, что обсуждалась тема эта с банками»,— сказал господин Симановский (цитата по Reuters). По его словам, теперь новая ориентировочная дата введения повышенных коэффициентов риска — 1 мая.

Цель запланированного на апрель повышения коэффициентов риска по новым валютным кредитам юрлицам при расчете капитала банков — снизить долю валютного кредитования в балансах банках как наиболее рискованного. Чем выше коэффициент, тем больше такой кредит давит на капитал, минимальная достаточность которого лимитирована нормативами Центробанка. Это призвано дестимулировать банки выдавать валютные ссуды. В начале текущего года на сайте регулятора был опубликован проект поправок к 139-И (об обязательных нормативах банков). Согласно документу, все новые валютные активы (кроме межбанковских кредитов) с 1 апреля должны были рассчитаны с повышенным коэффициентом в размере 1,1. А отдельные ссуды будут рассчитываться по еще более высоким коэффициентам — валютные кредиты на покупку недвижимости (1,3) и вложения в валютные бумаги, хранящиеся в зарубежных депозитариях, которые не соответствуют требованиям ЦБ (1,5) (см. «Ъ» от 8 февраля). По данным ЦБ, на начало 2016 года доля валютных кредитов и прочих обязательств юрлиц перед банками составляла 39,75% от всех активов банков. При этом первоначально валютные кредиты экспортерам из общего перечня валютных ссуд не выделялись, но после дискуссий регулятор, похоже, прислушался к рынку.

Теперь ключевой вопрос — как определить критерии клиентов-экспортеров и масштабы их безопасного валютного кредитования, указывают банкиры. Пока четкого ответа на этот вопрос от регулятора не прозвучало. «Вопрос администрирования стоит: это должно быть определенное соотношение валютной и рублевой выручки — некий порог: считать их экспортерами или не экспортерами. И есть момент, что валютная выручка должна покрывать объемы обслуживания валютных кредитов, которые предприятиям представлены»,— сказал лишь Алексей Симановский.

Вопрос открытый и не самый простой, рассуждают банкиры. «Формально если у предприятия есть экспорт хотя бы на один рубль, то оно относится к экспортерам,— указывает член правления Юникредитбанка Дмитрий Мохначев.— Наверное, ЦБ определит какой-то порог материальности экспорта в общем объеме бизнеса клиента. Однако эта зависимость в текущих условиях довольно условна, ведь сейчас клиенты в основном занимают на оборотное финансирование, а его связывать с объемом валютной выручки затруднительно». По оценкам участников рынка, минимальная доля экспорта в бизнесе компаний для того, чтобы валютные кредиты не классифицировались как рискованные, вероятно, не должна быть ниже 15-20%. Впрочем, в каждом случае ситуация индивидуальна, и жесткая планка всегда может отсечь кого-нибудь несправедливо, указывают банкиры. Еще один непростой вопрос — определить норму кредитования для таких клиентов. «Очевидно, что если выручка компании $100 млн, то это не значит, что ей можно дать кредит на ту же сумму»,— отмечает советник президента банка «Глобэкс», руководитель службы рисков Евгений Ретюнский. По его мнению, дисконт к выручке может составлять около 20%.

Источник: Коммерсантъ