Во что обходятся

Раздача в 90-х банковских лицензий всем желающим вплоть до явных жуликов при отсутствии качественного банковского надзора, вероятно, еще войдет в историю главных ограблений России. Масштаб потерь — граждан, бизнеса, бюджета и экономики в целом — еще никем не осмыслен.

Необходимо ужесточать ответственность за недобросовестное ведение банковского бизнеса, заявил глава Сбербанка Герман Греф.

«Все, кто привел банки к такому состоянию, должны быть адекватно наказаны. Неотвратимость наказания должна присутствовать»,— цитирует его ТАСС.

И ведь не поспоришь: «Вор должен сидеть в тюрьме». Хотя и немного странно слышать такое через 28 лет после воссоздания в стране системы коммерческих банков. И уже после довольно значительной чистки банковской системы, начавшейся еще при прежнем главе ЦБ Сергее Игнатьеве и с утроенной энергией продолжившейся уже под председательством Эльвиры Набиуллиной.

С 2009 года по настоящий момент лицензий лишились около 400 банков, подсчитали аналитики рейтингового агентства S&P. Это соответствует примерно 4% активов банковской системы (8% без учета госбанков).

«Банков» — это, конечно, сильно сказано. Отмывочные «помойки», обнальные конторы и «пылесосы», разумеется, смешно даже называть этим словом. Вообще-то это не секрет. Не секрет для регулятора, не секрет для их клиентов и даже для многих вкладчиков — особенно «серийных».

Греф, кстати, оговорился. Дескать, ЦБ все делает правильно, «самый прозрачный регулятор в стране» и вообще «новая революция» не нужны. «Деньги» к революции призывать тоже не собираются, но и от вопросов к качеству регулирования отказываться не хотят.

Вот два свежайших примера.

Первый — $120 млн полковника Захарченко.

Похоже, что это черная касса далеко не самой крупной обнальной конторы. И что, ни ЦБ, ни следственные органы (в них, кстати, полковников много, а еще и генералы есть) ни сном ни духом?

Второй — банкротство Росинтербанка.

Дыра — отрицательный капитал в 40 млрд руб.— уже даже не кажется удивительной. А вот уничтоженные документы и выведенные из строя серверы — уже особый цинизм. Причем из слов представителя ЦБ (агентства не называют его фамилии) не следует: уничтожены лишь документы, касающиеся активных операций или и пассивных тоже.

Проще говоря, известно, что налицо попытка спрятать — куда выведены и кем украдены деньги клиентов, но неизвестно, сохранились ли реестры обязательств перед вкладчиками. Честно говоря, на месте последних я бы понервничал: возмещение даже гарантированных государством 1,4 млн руб. может превратиться в целую эпопею.

Может показаться, что не все так плохо. А банковская чистка наконец дает результаты. По данным АСВ, возврат долга банками-«лишенцами» в 2015 году составил 16,3% (в два с лишним раза лучше, чем в 2014-м,— 7,7%).

«Дело в том, что в 2015 году закрылся кейс «Моего банка» Глеба Фетисова, который вернул в конкурсную массу 15 млрд,— объясняет Виктор Никольский, директор S&P Global Ratings.— Этот случай беспрецедентный. Мы не думаем, что возврат собственниками средств в конкурсную массу будет носить массовый характер. Если смотреть по последним банкротствам, пока никто больше так не делал. Если очистить статистику от этого исключительного случая, средний показатель возмещения в 2009-2015 годах составит 10%». Для сравнения: в США — порядка 70%, на Кипре, после банковского кризиса 2013 года,— 40%.

Решения по отзыву лицензий, которые были приняты ЦБ в 2015-м и 2016-м, Никольский называет «запоздалыми». И резюмирует: «Мы считаем, что дальше будет не лучше. Соотношение активов и обязательств банков на момент отзыва лицензии падает (с 50% в 2015-м до 28% в первом полугодии 2016-го), размер дыры растет».

Во что все это обходится, кажется, никто не знает. АСВ уже выплатило вкладчикам лопнувших банков около 1 трлн руб. В основном эмиссионных, то есть инфляционных, а значит, изъятых из кармана всех граждан. Но это лишь верхушка айсберга. А еще есть потерянные деньги компаний, закрывшийся или не случившийся бизнес, неподнятые зарплаты его сотрудников. А еще есть гигантские потери бюджета от обналички и ухода от налогов, по некоторым оценкам, исчисляющиеся чуть ли не триллионами рублей в год. Если бы банковским надзором серьезно занимались с самого начала, они были бы куда меньше. Глядишь, и не было бы разговоров о том, что без повышения налогов не обойтись.

Источник: Коммерсантъ