Вор с Уолл-стрит. Как алкоголик, сантехник и художница вышли на биржу и сломали себе жизнь

Когда-то помощник премьер-министра Италии Карло Джованарди (Carlo Giovanardi) обвинил биржевых трейдеров в мировом финансовом кризисе — они, мол, употребляли кокаин и под кайфом обваливали котировки на фондовых рынках. Британские СМИ все чаще пишут о растущей зависимости работников финансового сектора от запрещенных веществ и алкоголя. Но зачастую трейдеры страдают не только от вредных привычек, но и от банальной жадности или от скуки. Вот несколько курьезных историй из жизни финансовых воротил, которые закончились их поломанными карьерами.

Выпил — за комп не садись

Говорят, что сцены употребления кокаина в фильме Мартина Скорсезе «Волк с Уолл-стрит» очень точно отражают рабочие будни финансистов и трейдеров, которые нуждаются в дозе или выпивке в конце трудного дня. В самом деле, как можно за несколько часов купить четверть мирового производства нефти и спровоцировать самый крупный скачок цен на бензин за год? Пьяный трейдер способен на все.

Эта история случилась в Великобритании в 2009 году, в самый разгар мирового финансового кризиса. 34-летний нефтяной брокер компании PVM Oil Futures Стив Перкинс (Steve Perkins) отлично проводил выходной на корпоративном выезде — играл в гольф. Домой Перкинс вернулся уже под мухой. Весь следующий день он провел в алкогольном штопоре, а вечером вспомнил о работе и сел за домашний компьютер.

Ночь на 30 июня 2009 года он запомнил на всю жизнь. Еще бы: реализовать серию сделок на покупку нефтяных фьючерсов общей суммой 520 миллионов долларов — такое не забывается. За пару часов Перкинс, будто бы действуя по поручению одного из клиентов PVM, умудрился купить запас нефти, по объему равный четверти от общей добычи ОПЕК, — 7,13 миллиона баррелей. Никаких осознанных мотивов у него не было, просто в момент совершения сделок он был, мягко говоря, нетрезв.

Из-за Перкинса на лондонской бирже ICE произошел резкий всплеск количества заключенных сделок по нефти, и цена барреля подскочила с 71 до 73,5 доллара, а затем рухнула. На пике котировок объем торгов составил 16 миллионов баррелей, что в 32 раза больше нормальных показателей для ночных торгов.

Аналитики, брокеры и экономисты в недоумении застыли, а затем всполошились: резкий взлет котировок нефти на страдающем от финансового кризиса рынке не мог означать ничего хорошего.

Относительное равновесие было восстановлено, когда работодатель трейдера-алкоголика разобрался в случившемся и продал купленные Перкинсом запасы с огромными для себя убытками. Моментальные потери PVM Oil Futures составили 10 миллионов долларов (при 12 миллионах долларов выручки за весь 2009 год).

Стив Перкинс был уволен. Управление по финансовым услугам Великобритании отстранило трейдера от работы на пять лет, поскольку уровень его компетенции и надежности не соответствует профессиональным требованиям, а «его поведение угрожает самой работе рынка». Кроме того, бывший сотрудник PVM Oil Futures должен был выплатить штраф в размере 72 тысячи фунтов стерлингов (108 тысяч долларов) — по 2 тысячи фунтов в месяц.

Перкинс записался на курс лечения от алкогольной зависимости, а потом уехал в Швейцарию, где специализирующаяся на продаже биотоплива компания решила дать ему шанс.

Слить карьеру в унитаз

Что может сблизить топ-менеджера крупного банка и водопроводчика? Футбол? Рыбалка? Алкоголь? Нет, любовь. Традиционная любовь к деньгам. До декабря 2015 года президент банка Barclays Стивен Макклатчи (Steven McClatche) возглавлял один из крупнейших в мире финансовых конгломератов, а потом, как говорили его коллеги, «спустил свою карьеру в унитаз».

Банкир и сантехник Гэри Пьюзи (Gary Pusey) познакомились и подружились около пяти лет назад. Оба владели яхтами (да, сантехник был состоятельным) схожих моделей и посещали один клуб яхтсменов в Нью-Йорке. На выходных приятели часто встречались на причале, а в холодное время года играли в бильярд или смотрели спортивные передачи. Макклатчи советовал другу пристальнее наблюдать за определенными компаниями, от которых можно ожидать хороших новостей.

В какой-то момент банкир начал продавать конфиденциальную информацию о готовящихся сделках своему другу-сантехнику. Благодаря таким советам Пьюзи совершил десяток незаконных операций с ценными бумагами и заработал около 80 тысяч долларов на торговле акциями Questcor Pharmaceuticals Inc., PetSmart Inc., Emulex Corp., Omnicare Inc. и других компаний. Доход друзья делили между собой — деньги передавались в спортивной сумке на причале или в гараже. В знак благодарности сантехник даже бесплатно отремонтировал банкиру ванную в его доме на Лонг-Айленде.

Взаимовыгодные отношения прекратились, когда сантехник сдался властям сам и сдал банкира. В конце мая 2016 года Макклатчи арестовали и предъявили обвинения в тайном сговоре и мошенничестве с ценными бумагами.

История выглядит очень странной и в определенном роде даже смешной: непонятно, зачем глава огромного банка занимался копеечными аферами, ведь зарплаты топ-менеджеров такого уровня достигают 20 миллионов долларов в год. Может, Макклатчи захотелось пощекотать нервы или он просто хотел помочь товарищу? Некоторые эксперты полагают, что вся эта история похожа на провокацию: банкир кому-то перешел дорогу, а друг-сантехник мог быть засланным казачком.

Все в дом

В 2011-2012 годах в благородной и чопорной банковской системе Швейцарии разразился грандиозный скандал, после которого глава национального банка Филипп Хильдебранд ушел со своего поста. Поводом к отставке послужили публикации прессы о том, что жена Хильдебранда Кашья (Kashya Hildebrand) провела успешные валютные операции незадолго до объявления о привязке франка к евро.

Фундаментом для подозрений стали факты биографии Кашьи: в 1994-1998 годах она работала трейдером в хедж-фонде Moore Capital Management. Ко времени скандала она управляла художественной галереей, но, по всей видимости, решила тряхнуть стариной.

По информации СМИ, 15 августа 2011 года Кашья приобрела через банк Sarasin, где хранились семейные сбережения Хильдебрандов, 504 тысячи долларов за 400 тысяч швейцарских франков. Сделка была проведена за три недели до того, как Нацбанк Швейцарии установил минимальный курс в 1,2 франка за евро, чтобы не дать национальной валюте укрепляться слишком сильно (это вредило экспортерам). Сделка Кашьи прошла в тот момент, когда курс доллара достиг рекордного минимума против франка. Но после установления минимального курса франк начал резко дешеветь, и 4 октября Кашья продала 516 тысяч долларов по 0,92 франка за доллар, получив в итоге 475 тысяч франков.

Швейцарские газеты утверждали, что Филипп Хильдебранд лично санкционировал действия супруги. Действительно, он не отрицал факт сделки, но настаивал, что не был уведомлен об операциях. В банке Sarasin говорили, что он оставил операции с долларами на усмотрение своей жены. Впрочем, как замечали журналисты, у Хильдебранда была возможность отменить операцию, однако он этого не сделал.

Позднее супруга главы швейцарского ЦБ извинилась перед швейцарским народом, Национальным банком и «больше всего перед мужем» за свою ошибку. Филипп Хильдебранд после ухода с поста получил в качестве «золотого парашюта» годовую зарплату — 900 тысяч швейцарских франков (762 тысячи евро).

Источник:lenta