Что будет с экономикой России в 2017 году?

Эксперты о том, чего они ждут от экономики, на что надеются, чего опасаются.

Иван Саввиди, председатель совета директоров многоотраслевого холдинга «Группа Агроком»:

— Полагаю, что в будущем году лучше не будет — для этого нет объективных предпосылок. Есть спекулятивные вещи, связанные с попытками немного ограничить добычу нефти и за счет повышения цен на нее подзаработать, но это никак не влияет на укрепление реального сектора экономики и не имеет отношения к потреблению. Если же Центробанк пойдет на беспрецедентные меры, а правительство задаст необходимый стратегический вектор стимулирования потребления, то во втором полугодии можно было бы увидеть некоторый позитивный сдвиг. К тому же наша экономика настолько зависима от геополитики, что и по этой причине предсказать что-то конкретное очень сложно. Так что реальнее ожидать, что 2017 год будет не хуже предыдущего.

Павел Медведев, финансовый омбудсмен:

— Я нахожусь в большой тревоге. Конечно, конец света в этом году не наступит, но беспокоит, что мы никак не пройдем развилку в нужном направлении и, как это ни парадоксально звучит, развилка вместе с нами движется во времени. Все мы собираемся, рукава засучиваем, запрягаем, потом распрягаем и никак не скачем. Если это продолжится, может случиться беда. Не думаю, что 2017 год станет спусковым крючком, но до бесконечности это продолжаться не может. Вспоминаю, как в 1972 году вместе с группой экономистов, обсуждая брошюру Андрея Амальрика «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?», предсказали, что до этого года доживет, а до 1989-го — нет. Не хотелось бы мне снова браться за прогнозы.

Сергей Алексашенко, экономист:

— Она будет. Точно, что она не исчезнет и, скорее всего, останется такой же, как сейчас. Она будет находиться в состоянии стагнации с очень слабой тенденцией к росту. Я не вижу никаких оснований для того, чтобы считать, что в 2017 году в экономике России произойдут какие-то радикальные изменения. Если 2015 год был годом спада, то с конца весны 2016 года мы вошли в стагнацию. И находимся в ней до сих пор — то левую ногу поднимем, а правую опустим, то наоборот. И если не вмешаются какие-то серьезные внешние факторы, например отмена санкций или резкий рост цен на нефть, то так будет продолжаться и в 2017 году.

Константин Бабкин, президент Российской ассоциации производителей сельхозтехники «Росагромаш»:

— Два варианта: либо продолжение стагнации, как было с экономикой в 2016 году, либо начнется бурный рост. Для первого варианта особо ничего не нужно. Для второго требуется изменить экономическую политику, для чего нужна только воля президента. И тогда мы станем на путь нормального экономического развития. По натуре я оптимист, но, несмотря на то что идея смены экономического курса давно носится в воздухе, надежд на второй вариант у меня мало. Такая смена курса может произойти как в самое ближайшее время, так и в отдаленном будущем.

Татьяна Голикова, председатель Счетной палаты РФ:

— Не очень верю в оптимизм правительства. Показатели экономического роста, заложенные в представленном им прогнозе социально-экономического развития на 2017 год, в частности роста конечного потребления и потребительского спроса, не подкреплены соответствующими мероприятиями и факторами и являются, на мой взгляд, не совсем обоснованными. Хотя в конце 2016 года в связи с ростом цен на нефть мы и наблюдали благоприятную экономическую конъюнктуру, уповать на такие волатильные показатели далее не стоит. Беспокоят также показатели уровня жизни населения, количество граждан, проживающих за чертой бедности,— здесь не обойтись без отработки дополнительного комплекса мер. Кроме того, принципиально важным является исполнение прозвучавшего в послании президента поручения о необходимости разработки программы, которая приведет к более высоким темпам экономического роста. В бюджет 2017 года заложено полное исчерпание средств Резервного фонда, и в самое ближайшее время необходимо выработать новые правила игры: перестроить налоговую систему, принять соответствующую программу структурных мер, выработать и утвердить новое бюджетное правило.

Сергей Романчук, президент ACI Russia:

— Наступивший 2017-й обещает быть первым годом, когда будет зарегистрирован рост экономики, положительное изменение ВВП, правда, небольшое, 1-1,5%. Произошло приспособление к новым условиям, и за последний год зарегистрирована положительная динамика цен на сырьевые товары — в прошлом году увеличился приток экспортной выручки. Доходы населения, которые тоже с этим связаны, раньше падающие, начнут расти — это поддержит экономику. Хотя бурного роста не стоит ждать, потому что приспособление к новым условиям произошло, но перехода к полной перестройке нет, ведь в политических планах экономика не стоит на первом месте. То, что министр экономики мягко называет неопределенностью, не позволяет частному бизнесу уверенно инвестировать в расширение производства, поэтому при отсутствии поддержки государства у нас в стране оно все еще не в лучшем положении.

Источник: Коммерсантъ