Дави и тряси. Коллекторы все еще выбивают из россиян миллиарды. Законы не помогают

Проблема коллекторов никуда не делась: россиянам по-прежнему грозят «вставить паяльники в одно место». Упрямство законодателей оставило без присмотра многомиллиардную сферу жилищно-коммунального хозяйства. Компании с радостью привлекают коллекторов для взыскания долгов в этой сфере — ведь они могут играть по старым правилам и вообще не отчитываться перед государством. Однако и россияне знают чем ответить: некоторые не платят за ЖКХ годами, зная, что за это почти ничего не будет. Многомиллиардные аферы и угрозы расправы — в материале.

Реклама

Дави и выбивай

Долги в сфере ЖКХ, по данным Минстроя, превышают более 1,2 триллиона рублей, однако ведомство настаивает, что эта сумма стала сокращаться. За 2018 год задолженность управляющих компаний перед ресурсоснабжающими (теми, кто непосредственно поставляет воду, электричество, газ, тепло) снизилась на 12 процентов: с 257 до 226 миллиардов рублей. Однако снижение задолженности напрямую связано со вступлением в силу закона о прямых договорах, согласно которому счета за коммунальные ресурсы жильцы оплачивают напрямую, минуя управляющие компании (УК).

Сами ресурсоснабжающие организации позитива ведомства не разделяют и улучшения ситуации не видят — долги просто перешли с УК на жильцов. По данным Российской ассоциации водоснабжения и водоотведения (РАВВ), за последние пять лет задолженность населения перед отраслью выросла на 15 процентов и продолжает расти. В пресс-службе РАВВ  рассказали, что не помогают даже штрафы, которые выросли в 2015 году.

Зато компании лишились некоторых привычных рычагов давления на должника. «С одной стороны, были увеличены размеры пени, с другой — предоставлена возможность почти два месяца не оплачивать коммунальные услуги без каких-либо санкций», — заявили в пресс-службе РАВВ. При этом отключать жильцам воду за неуплату водоканалы уже не могут. Единственная возможность повлиять на ситуацию — ограничить водоотведение (поставить заглушки на канализацию), но такой способ почти не применяется — долго, дорого и рискованно, так как можно нанести ущерб всей системе канализации.

Схожая ситуация и в других сферах коммунального хозяйства. В начале 2018 года Верховный суд России подписал постановление, согласно которому задолженность по коммунальным услугам автоматически не дает права отключать воду, свет или газ потребителям. Это крайний шаг, который допускают в исключительных случаях, после того, как никакие другие меры, предусмотренные законом, включая обращение в суд, не сработали.

Подобные условия потребовали от предприятий новых методов реагирования: теперь они создают свои подразделения по работе с задолженностью и привлекают сторонних подрядчиков. Как рассказал источник, работающий на рынке взыскания долгов ЖКХ, качество их работы сильно разнится. «Где-то действительно уже работают профессионально. Но есть случаи, особенно в больших городах, когда никакие нормы не соблюдаются. УК нанимают так называемых «черных коллекторов» — тех, кто не вошел в реестр и действует противозаконными методами. Бывает, что им продают долги», — отметил он.

Стремная тема

Изменение правил игры на рынке ЖКХ быстро почувствовали простые жильцы, которые столкнулись с «профессиональными коллекторами» и удивительными историями. Например, 92-летнему участнику Великой Отечественной войны Юрию Величко пообещали «засунуть паяльник в одно место» за долги по ЖКХ. Ситуация разрешилась только после того, как история стала достоянием общественности и вмешались местные власти. В итоге директор УК, запугивавшей пенсионера, уволился, а глава районной администрации лично принес извинения ветерану.

Вернуть долг — занятие креативное; так, по всей видимости, думают в Самаре, где местные коммунальщики ввели моду на так называемые пирамиды позора — бетонные изваяния, на которых указано: «здесь живет должник». На этом самарские трендсеттеры не остановились и купили мощную лазерную установку, чтобы подсветить фасады должников суммой задолженности. «Жить в долгах порочно. Мы попали в точку, ведь люди боятся огласки. Когда они остаются один на один с тем, у кого взяли в долг, им проще жить. А когда узнают соседи, становится как-то неловко», — хвастался главный управляющий директор «Самарских коммунальных систем» (СКС) Владимир Бирюков.

1 января 2018 года вступил в силу закон №230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности». Он существенно ограничивает деятельность коллекторов. В частности, запрещено звонить должникам более восьми раз в месяц. Запрещены звонки в вечерне-ночное время (с 22 до 8 часов в рабочие дни и с 20 до 9 часов — в выходные и праздники). Коллекторы должны представляться полностью и указывать свою должность. Существенно ограничено количество сообщений, которые можно посылать на мобильный телефон должника. Личные встречи допускаются не чаще раза в неделю. Запрещено угрожать заемщику и его родственникам, причинять вред имуществу, контактировать с несовершеннолетними и недееспособными членами семьи, разглашать информацию о долге третьим лицам. ЖКХ подпадают под действие этого закона только в том случае, если долг за коммуналку был продан профессиональному коллекторскому агентству.

Правда, сами коллекторы такой метод взыскания не оценили. «Вся эта история с пирамидами, голограммами — прямое нарушение 230-го закона. Это разглашение персональных данных, настоящие коллекторы так не работают», — пояснил Виктор Семендуев, старший вице-президент компании «Кредит Экспресс Финанс».

Директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Борис Воронин считает, что незаконные действия происходят от непрофессионализма исполнителей. «Финансовый рынок это проходил несколько лет назад, надо уметь взыскивать долги, контролировать персонал. В профессиональной компании все уже отлажено, разговоры записываются. Если даже кто-то из сотрудников нарушил закон, его можно оперативно найти. А в ЖКХ сами толком взыскать ничего не могут, ну и включаются обывательские стереотипы. Они же не платят, что еще делать? Начинают унижать, запугивать, каких-то громил нанимают», — рассуждает он.

Опрошенные коллекторы признали, что подобные методы отошли в прошлое после чистки рынка. «Все это противоправные действия, стремная тема. Это вопиющие крайности, в процентном отношении их немного, но людей они очень сильно, конечно, раздражают, и никому не нужны. По сути это беспредел, который возникает, когда человек не умеет работать. Это как в милиции — один может расположить человека базаром душевным, а другой нет, вот и начинаются пытки», — подытожил один из них на условиях анонимности.

Семендуев объяснил, что подобная практика в итоге бьет по репутации профессиональных коллекторов, а все из-за того, что закон о коллекторах не распространяется на ЖКХ. Это еще одна причина, по которой сообщество обратило внимание на ЖКХ и будет добиваться, чтобы к отрасли применяли те же нормы, что и для банковского долга. «Самая большая проблема в ЖКХ — в том, что долги могут отрабатываться любой компанией, даже той, которая не имеет лицензии. Можно не соблюдать 230-ФЗ, согласно которому все разговоры должны записываться, с должниками можно контактировать не более двух раз в неделю», — заявил вице-президент «Кредит Экспресс Финанс».

Надо рассосать

Руководитель проекта Общероссийского народного фронта (ОНФ) «За права заемщиков» Виктор Климов объясняет исключение сферы ЖКХ из 230-ФЗ бюрократическими проволочками — пришлось бы вводить в реестр взыскателей все управляющие компании из сферы ЖКХ, водо-, газо- и энергоснабжающие организации. При этом в законе есть оговорка на тот случай, если управляющая компания передает долг профессиональным коллекторам, — тогда 230-ФЗ работает. А вот если компания привлекает «черных коллекторов» или вообще людей со стороны для взыскания долга, то она не несет никакой ответственности — такая ситуация в законе просто не прописана.

«Запрет на привлечение к взысканиям коммунальных долгов нерегулируемых участников рынка, попросту говоря вышибал, нигде не прописан. Практика показывает, что проблема становится все более актуальной по мере роста долгов. Наши эксперты в регионах все чаще это отмечают. Похоже, на уровне правоприменительной практики и применения общих норм гражданского и уголовного законодательства проблема сама собой не рассосется», — сообщил Климов. По словам директора НАПКА, норму, исключающую из закона коммунальный сектор, «впихнули лоббисты ЖКХ и тем самым оказали медвежью услугу коммунальщикам».

В конце августа Федеральная служба судебных приставов (ФССП) обратила внимание на проблему взыскания долга по ЖКХ организациями вне реестра коллекторов. Иван Николаев, начальник управления организации ведения государственного реестра и контроля за деятельностью юридических лиц, осуществляющих функции по возврату просроченной задолженности ФССП, заявил, что проблему надо решать на законодательном уроне. В то же время, как уточнили в ФССП, сама служба инициировать подобный законопроект не может, так как не является субъектом законодательной инициативы.

«Конечно, ФССП поддерживает коллекторов. Своих ресурсов у них не хватает, там завал с долгами, сейчас вот пошли еще из ЖКХ. Им необходима поддержка взыскателей, поэтому ФССП идет с коллекторами рука об руку, им важно, чтобы и в сфере ЖКХ были предсказуемые и надежные партнеры», — пояснил источник на рынке.

Законодатели же не разделяют беспокойства приставов. Заместитель председателя комитета Госдумы по ЖКХ и жилищной политике Александр Сидякин сообщил, что считает излишним распространять действие 230-го закона на ЖКХ. В Минстрое признались, что пока не выработали позицию по этому вопросу. В ОНФ сказали, что рассматривают введение дополнительных законодательных ограничений, благодаря которым «взыскание противозаконными методами станет невозможным вне зависимости от природы долга, имеющегося у гражданина».

Реклама

Распробовали рынок

В этом году коллекторы, по выражению Воронина, «только немного распробовали рынок ЖКХ». По расчетам коллекторского агентства «Секвойя кредит консолидейшн», в 2017 году у коллекторов уже находилось около 20 миллиардов рублей долгов за ЖКХ — это около трех процентов от общей задолженности россиян за коммунальные услуги.

Как отмечает Семендуев, несмотря на большие объемы рынка, работать там не так интересно, поскольку комиссия достаточно низкая. Объемы долгов, которые готовы передать коллекторам, обычно колеблются от нескольких десятков тысяч до нескольких десятков миллионов рублей; в среднем комиссия составляет от 10 до 30 процентов полученной суммы. Возможна и продажа цессии (переуступка права на долг) — 10-20 процентов от суммы задолженности. По его мнению, суммы могут вырасти, если с рынка удастся отсеять всех непрофессиональных игроков, которые сейчас охотно берутся за взыскание долга и сбивают цены.

Воронин настаивает, что влезть на новый беззаконный рынок часто стремятся люди, близкие к местным властям. При этом они продолжают оставаться вне закона, то есть игнорируют реестр профессиональных коллекторов и «быстро скатываются к хулиганству». Впрочем, он признал, что параллельно в регионах развиваются и профессиональные службы, к которым нет претензий. Они охотно предлагают работу и профессиональным коллекторам, которые могут организовать деятельность по новому направлению. В Москве для таких специалистов остается все меньше работы, поскольку рынок взыскания банковских займов укрупняется, и основная работа переходит на колл-центры в регионах.

Пришел, увидел и взыскал

Нормальная работа по взысканию долга в ЖКХ рутинна и состоит главным образом из формальных процедур: готовится пакет документов, который передается в суд. Учитывая суммы (до 500 тысяч рублей), такие дела, как правило, рассматриваются в упрощенном порядке, не требующем присутствия ответчика. После чего дело передают приставам для взыскания.

«Надо понимать, что специфика работы сильно отличается от банковской. Ситуации могут быть самые разные. Например, в моей практике бабушка сломала ногу, ее забрали к себе родственники в другой город на полтора года. Оперативно связаться не удалось, а хозяйка, когда вернулась, обнаружила огромные пени. Или в квартире жили маргиналы, которые не платили годами, потом умерли, квартира перешла по наследству к детям, им же и долг, к которому они отношения не имеют, достался», — рассказал  начальник отдела по взысканию долгов одной УК.

В таких случаях, по его словам, стараются учитывать положение людей, искать компромисс. Возможно и сокращение суммы долга, если удастся прийти к договоренности. Хотя пени прописаны законом, УК как коммерческая организация может их не взыскивать. «Условно говоря, из 300 тысяч рублей долга половину составляют пени, тут уже начинается торг за то, чтобы оплатить долг без пеней или только с частичными пенями», — рассказал собеседник.

При этом есть должники достаточно обеспеченные, которые сознательно не платят за ЖКХ длительное время, рассматривая это как беспроцентный кредит, — на них и приходится основная задолженность. «Обычно они решают, что можно так делать, исходя из своей какой-то поверхностной финансовой грамотности. Длительное время не платят, копятся десятки тысяч рублей долга, но как только доходит до суда — они сразу все оперативно гасят, чтобы избежать последствий», — пояснил эксперт.

Кругом бардак

В настоящее время коллекторов в ЖКХ привлекают как для работы по конкретным делам, так и для регулярного сопровождения. При этом крупные управляющие компании зачастую стараются организовать подобную работу самостоятельно, создавая собственные отделы взыскания долгов, и вместо работы с коллекторским агентством могут привлекать сторонних исполнителей в качестве подрядчиков.

Сотрудничество с УК, по словам Воронина, коллекторским агентствам не очень интересно, в отличие от работы с ресурсоснабжающими компаниями — они крупнее, долги больше, а значит, и денег больше. Обязательства россиян по ЖКХ после перехода на прямые расчеты начали расти моментально. Представители управляющих компаний говорят, что при передаче абонентов передают и долги, но у ресурсоснабжающих компаний пока нет опыта их взыскивать.

Коллекторы готовы работать и с долгами ЖКХ, приходящимися на юридических лиц, но эта сфера гораздо сложнее. Например, коммунальные предприятия часто пытаются продать коллекторам долги управляющих компаний, которые растворились вместе с платежами жильцов. «В большинстве случаев такой долг — результат мошенничества. Это все равно что банковский кредит, оформленный на чужой паспорт. Такое никто старается не брать», — пояснил Воронин.

Он настаивает, что в отрасли самый настоящий бардак: кто-то в ЖКХ уже работает по правилам 230-ФЗ, а кто-то продолжает «выбивать долги» по-старинке. После серии скандалов на сложившуюся ситуацию обращают внимание власти, пытаются взять ее под контроль, однако этого явно недостаточно. Отрасль нуждается в максимально оперативном решении проблемы отсутствия законодательной базы, в противном случае «кейсов с паяльником» может стать намного больше.

Источник:lenta