Деньгам — дорогу. Участники ПМЭФ осознали нехватку инвестиций в инфраструктуру

Притоку западных инвестиций в российскую инфраструктуру препятствуют санкции и неготовность банков давать длинные деньги под проекты в РФ, а новые азиатские банки развития пока осторожны в инвестициях и часто требуют госгарантий, констатировали участники Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ). Разрыв между потребностью в капвложениях и их фактическим объемом есть — но по отдельным направлениям объем доступного финансирования сейчас по-прежнему больше, чем требуется для качественных проектов с прогнозируемой окупаемостью.

Сразу несколько сессий на ПМЭФ-2016 были посвящены инвестициям в инфраструктуру и механизму государственно-частного партнерства (ГЧП). На них представители российского Минфина в условиях бюджетной экономии призывали привлекать частные средства за счет «нефискальной приватизации» (без продажи самого госактива). Готовится закон о специальных инвестиционных контрактах, которые будут распространяться в том числе на транспортную инфраструктуру, напомнил участникам форума замминистра финансов Андрей Иванов — назвав РЖД «нераскрытым потенциалом для инвестиций» (сейчас подобные меры прописаны только в законе о промышленной политике для особых инвестиционных проектов).

Основным инструментом привлечения частных денег в инфраструктуру в правительстве по-прежнему считают ГЧП. Однако, по словам Андрея Иванова, зачастую нагрузка на бюджет при использовании этого механизма лишь увеличивается за счет процентных платежей — в итоге на концессионных соглашениях зарабатывают банки-кредиторы. «Концессия — это единственная возможность для бизнеса договориться с государством вдолгую, поэтому финансирование по таким проектам идет под 12-13%, тогда как обычное банковское кредитование — под 25%»,— возразил председатель совета директоров InfraOne Альберт Еганян. По его оценке, ежегодный объем внебюджетных вложений в инфраструктуру составляет всего 200 млрд руб., тогда как доступно для такого финансирования более 1 трлн руб.

Отметим, что по оценке McKinsey, в России все же есть разрыв между потребностью в капвложениях в инфраструктуру и их фактическим объемом — он оценен в 0,1% ВВП ежегодно в перспективе до 2030 года. По оценке этой компании, в мире вложения в инфраструктуру составляют порядка $2,5 трлн в год, доля недоинвестирования в нее в среднем равна 11%.

Ограниченность присутствия частных инвесторов в этой сфере демонстрируют и данные Всемирного банка. По его оценке, в 2015 году в России было «закрыто» всего четыре сделки по линии ГЧП на $3 млрд. Крупнейшая — передача в концессию на 30 лет более 350 объектов водопроводного хозяйства в Волгограде, остальные три — это вложения в платные дороги (включая трассу Москва—Санкт-Петербург).

Рассчитывать на большие зарубежные деньги в этой сфере пока не приходится. Как рассказал  высокопоставленный источник, созданные банки развития со штаб-квартирами в Китае слишком забюрократизированы. Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) готов рассматривать проекты лишь при наличии госгарантий (его глава на форум не приехал — в отличие от руководителя банка БРИКС). Деньги же западных банков по-прежнему недоступны. «Чтобы инвестировать в инфраструктурные проекты, нужны длинные деньги, но европейские банки не выделяют финансирование, опасаясь нарушить санкционный режим, по факту выделение кредита надо согласовывать в Вашингтоне»,— сказал генеральный директор Франко-российской торгово-промышленной палаты Павел Шинский.

«Прямых зарубежных инвестиций в инфраструктуру в странах ЕАЭС почти нет — как правило, это вложения с участием государства»,— отметил глава центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЕАБР) Евгений Винокуров. Новым трендом стало появление в этой области зарубежных, в частности японских, пенсионных фондов. Они уже начали инвестировать в телеком, их присутствие на рынке может стать более ощутимым в среднесрочной перспективе, полагает эксперт. Впрочем, что касается более затратной инфраструктуры — в частности строительства дорог,— конкуренция среди инвесторов за действительно окупаемые проекты пока выше, чем спрос на финансирование, признали участники форума.

Источник: Коммерсантъ