Галина Морозова:

Интервью с генеральным директором НПФ Сбербанка.

— По итогам переходной кампании 2015 года НПФ привлекли более 4 млн «молчунов» из ПФР. При этом более 3,1 млн граждан сменили пенсионный фонд на другой. Средний чек составил почти 63 тыс. руб. Проводит ли НПФ Сбербанка при привлечении анализ потенциального клиента, хотя бы оперативный?

— НПФ Сбербанка позиционирует себя как НПФ для всех, поэтому анализ в процессе привлечения клиента — тема не наша. Наши клиенты относятся в большей мере к среднему классу, поскольку основной канал привлечения — это отделения Сбербанка. Для того чтобы проводить анализ потенциальных клиентов, необходимо иметь базу данных ПФР с размерами накоплений клиента. Естественно, мы таких данных не имеем и легитимно их получить невозможно. Мы проводим анализ после получения реестра застрахованных лиц и пенсионных накоплений из ПФР или других НПФ. Из него становится очевидно, что какие-то фонды имеют доступ к таким базам, поскольку приходят и уходят клиенты с разными суммами накоплений. Например, в НПФ одной из финансовых групп от нас ушли клиенты, среди которых не было ни одного с нулевым счетом или со счетами с незначительными накоплениями.

— По каким причинам уходят ваши клиенты в другие НПФ?

— В ряде случаев такие переходы объяснимы и оправданны. Например, человек поменял место работы, его новый работодатель сотрудничает с другим фондом по программам добровольного пенсионного обеспечения, клиент переводит и накопления ОПС. Но есть и случаи, когда клиентов перевели в другой НПФ без их ведома и они узнают об этом из нашей рассылки. Они уже пожаловались в ЦБ, и по этим фактам Банк России запрашивал у нас информацию.

— Одна из новелл этого года — соглашение ряда НПФ об отказе в оплате переходов из дружественных фондов. По вашей оценке, насколько жизнеспособна эта конструкция?

— Уверена, что такая коалиция просуществует недолго. Совместные проекты, которые прямо противоречат интересам бизнеса собственников фондов—участников соглашения, долго не живут.

— Не боитесь, что, договорившись между собой, ваши конкуренты сообща примутся за НПФ Сбербанка?

— То, что конкуренты действуют такими методами, нас не радует. Но мы принимаем этот вызов. У нас есть клиенты, которые с нами с 2007-2008 годов. Кто-то уходил — не всегда по своей воле — потом возвращался. Есть и рекордсмен — одного клиента от нас трижды переводили без его ведома в другие НПФ, и он трижды возвращался.

— На сколько лет хватит «молчунов» при сохранении нынешнего темпа переходов из ПФР в НПФ?

— Год, максимум два.

— А на что дальше будут ориентироваться фонды?

— Возложить на бюджет пенсионные обязательства, которые год от года будут расти, невозможно. Поэтому в том или ином виде необходимо развивать добровольное пенсионное обеспечение, мотивируя и работника, и работодателя. В этом направлении работают и ЦБ, и Минфин, и НАПФ. Пусть концепция пока только прорабатывается, ряд ее положений — например каникулы по отчислениям — довольно интересен для клиентов. При развитии программ негосударственного пенсионного обеспечения (НПО) крайне важны высокая технологичность процессов и возможность дистанционного обслуживания. Участники НПО — это 30-40-летние люди, которые ориентированы на получение услуги через интернет. Клиент не хочет вставать с дивана — пусть не встает. Предоставление дистанционных сервисов высокого уровня — приоритетный вариант развития НПФ в среднесрочной перспективе.

— В отличие от ряда игроков, Сбербанк выбирает часть управляющих компаний по результатам открытых конкурсов. Этот подход гарантирует более высокую доходность?

— Управление активами очень персонифицировано. Диверсификация между управляющими компаниями позволяет снизить риски. И, кроме того, мы получаем несколько экспертных мнений: руководства НПФ, риск-менеджмента, нескольких управляющих компаний. Максимальную доходность наши управляющие компании получить все равно не смогут — наша система риск-менеджмента не пропускает размещение в высокорискованные активы. Бумаги ряда эмитентов, которые приобретают наши конкуренты, мы не берем, какую бы доходность они ни показывали сегодня, если нет понимания, что будет с этими бумагами послезавтра. В сравнении с другими игроками у нас уменьшены доли размещения в бумаги одного эмитента. Так, по эмитентам, имеющим страновой рейтинг, размещение составляет до 8% от портфеля, по другим — значительно меньше. «Доходность выше всего» — неприемлемый подход для нас. Для нас крайне важен баланс между качеством активов и доходностью, адекватная оценка риска.

Источник: investfunds