Как мир реформирует свои пенсионные системы

По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), с 2013 по 2015 г. изменения в свои пенсионные системы вносили три четверти входящих в нее стран (26 из 34). В девяти странах это были реформы, затрагивающие большинство населения. В остальных изменения коснулись отдельных групп работников (например, частного либо государственного сектора) или же самих пенсионеров.

Реформы солидарных систем обычно направлены на сокращение пенсионных выплат, отмечает ОЭСР в обзоре 2016 г. Это повышает необходимость развивать частное пенсионное обеспечение и его роль в доходах будущих пенсионеров. Все страны ОЭСР имеют накопительные пенсионные системы, в среднем по 34 странам распределительная часть обеспечивает пенсию в размере 41% среднего заработка, с учетом накопительной части она увеличивается до 58%, т. е. порядка трети пенсии обеспечивается за счет накоплений.

В России те же проблемы, которые вынуждают другие страны менять свои пенсионные системы, констатировал зампред ЦБ Сергей Швецов: Россия в тренде со всем миром. И роль накоплений должна возрасти: к 35–40% солидарной части накопительная даст еще 10–20%, посчитали в ЦБ.
Как мир реформирует пенсии

Рост доли пенсионеров повышает нагрузку на пенсионные системы, и в основном меры, предпринятые странами ОЭСР, направлены на сокращение расходов на пенсии и на параметрические реформы.

Например, Чехия и Финляндия сократили индексацию, Франция изменила ее порядок, а Греция и Бельгия – заморозили. Словакия с 2017 г. привязывает индексацию к инфляции (раньше – к темпам и инфляции, и роста зарплат), такие же правила действуют в Швеции, Финляндии, Португалии, Германии. В Турции индексация зависит от темпов ВВП. Люксембург будет индексировать пенсии, только если пенсионные доходы превысят расходы.

Массово повышается пенсионный возраст. Это сделали 30 из 34 стран ОЭСР (на 2015 г.; в 2016 г. 35-й участницей ОЭСР стала Латвия): 20-летние граждане, начавшие работать в 2014 г., выйдут на пенсию не ранее 64 лет, а в Чехии, Ирландии и Великобритании – в 68 лет. В странах с переходной экономикой, где в середине 1990-х пенсионный возраст составлял 60 лет для мужчин и 55 для женщин, теперь он в среднем 65 и 63 года соответственно.

В последние два года о постепенном повышении пенсионного возраста до 67 лет объявили Канада, Бельгия, Испания, в Германии он повышается с 65 до 67 по месяцу в год, в Нидерландах достигнет 67 лет уже в 2021 г., в Австралии – в 2023 г. Венгрия повышает возраст с 62 до 65 лет, в Португалии его повышение с 65 до 66 будет связано с ростом продолжительности жизни. В Словении, где возраст выхода на пенсию один из самых низких – 58 лет, – он повышается до 60 для тех, кто уплачивал взносы в течение 40 лет, если меньшее время – то до 65. Во Франции минимально необходимый период уплаты взносов будет с текущих 41,5 года постепенно повышен до 43.

Некоторые страны повышают ставки взносов (например, Канада и Франция). Ужесточаются условия для раннего выхода на пенсию: в Финляндии этой возможности лишились работники частного сектора, в Португалии – все, в Польше в ходе реформы 2009 г. число граждан, имеющих право на досрочную пенсию, было сокращено вдвое. В Испании пенсия уменьшается на 7% за каждый «преждевременный» год выхода на пенсию. Наряду с этим страны вводят стимулы для более позднего выхода на пенсию, расширяют возможности совмещать получение пенсии с продолжением работы.

На сокращение номинального размера пенсий почти никто не решился, но некоторые страны вводят автоматическую корректировку их размера (в зависимости от роста продолжительности жизни, доходов и расходов пенсионной системы).

Солидарный компонент остается основой пенсионных систем. В то же время практически во всех странах они смешанные, включающие и накопительную компоненту, отмечает ОЭСР. Участие в накопительных схемах может быть обязательным для работодателя – такие правила в Корее, Нидерландах, Гонконге, Китае, Сингапуре, Швеции, Турции, Великобритании, Новой Зеландии. В Германии, Японии, Польше, Франции, Словакии корпоративные пенсионные программы для работодателей добровольны. Индивидуальные накопительные планы обязательны в Чили и Мексике, добровольны в Чехии; в Австралии – обязательны для работодателя, но добровольны для работника.

В последние годы ряд стран, несмотря на бюджетные проблемы, ввели налоговые льготы или софинансирование добровольных накоплений, чтобы увеличить долю участвующих в них граждан. Другие использовали нефинансовые стимулы для расширения охвата: например, Великобритания и Канада ввели автоподписку – автоматическое включение работников с возможностью отказаться; такой же механизм действует в Италии, Новой Зеландии, США, перечисляет ОЭСР в докладе. Мексика расширяет охват за счет подключения к обязательным накоплениям самозанятых и госслужащих.

Некоторые страны движутся в обратном направлении: например, Перу и Уругвай предоставили работникам право вернуться в распределительную систему. Словакия, где к 2060 г., по прогнозам Еврокомиссии, пенсионные расходы будут самыми большими, а пенсии – самыми низкими в ЕС, в 2015 г. отменила минимальный срок накоплений в 10 лет и разрешила их наследование, а также временно открыла вход в накопительную часть для всех – ранее ее можно было выбрать только до 35 лет. Чехия, предложив работнику софинансировать накопительный взнос за счет вычета из солидарного взноса (тем самым распределительная часть пенсии у таких работников сокращалась), столкнулась с почти тотальным отказом людей от участия в этой системе. В то же время государственное софинансирование добровольных накоплений позволило сделать их массовыми: в них участвуют 4,9 млн работников против 0,08 млн, выбравших накопительный взнос в госсистеме.

В Новой Зеландии до запуска программы KiwiSaver в 2007 г., основанной на автоматическом подключении работающих и госсубсидиях, в добровольных накоплениях участвовало менее 10% граждан трудоспособного возраста, к 2010 г. эта доля возросла до 55%, сравнивают в обзоре по охвату частных пенсионных систем эксперты ОЭСР. Германская программа Riester благодаря государственному субсидированию за 10 лет с момента старта в 2001 г. повысила охват с 2,5 до 27% граждан трудоспособного возраста. В Испании же, несмотря на налоговые льготы, к 2012 г. в добровольные корпоративные программы удалось вовлечь чуть более 3% работников, в индивидуальные – 15%.

Однако даже в квазиобязательных накопительных системах процент участия работников намного ниже, чем в обязательных, где он доходит до 70%, а в Исландии превышает 85%. В то же время, указывают эксперты ОЭСР, реальных плательщиков может быть значительно меньше, чем охваченных накопительной системой – как квазиобязательной, так и обязательной, – в силу плохой информированности граждан и значительной неформальной занятости. Например, в Чили, где индивидуальные пенсионные взносы обязательны для работников, при охвате 70% трудоспособного населения в реальности взносы платят 40%, в Мексике при 60% вовлеченных – 38%.

Источник: Ведомости