Мир в ожидании кризиса: насколько реальны новые угрозы

Мировая экономика не знает глобальных потрясений уже почти десять лет — последний финансовый кризис датирован 2009 годом. Фундаментальные показатели демонстрируют продолжение тренда на рост, однако экономисты указывают на фактор цикличности, согласно которому финансовый кризис приходит примерно раз в десятилетие. О новой опасности, связанной иногда с совершенно неэкономическими причинами, часто говорят и топовые спикеры, включая, например, миллиардера Джорджа Сороса, который грозит Европе крахом из-за мигрантов. Насколько реальны угрозы, а какие слухи о новом мировом кризисе сильно преувеличены — в материале.

Среди мировых институтов в глобальный дискурс ожидания нового мирового кризиса вернулся Всемирный банк, аналитики которого начинают очередной доклад под названием «Перспективы мировой экономики» довольно оптимистично: «Рост мировой экономики снизился, но остается стабильным и, по прогнозам, достигнет 3,1 процента ВВП в 2018 году». Однако авторы тут же оговариваются: в следующие два года стоит ждать трудностей. Среди причин — нарастающий торговый протекционизм, геополитическая напряженность, более быстрое, чем ожидалось, ужесточение монетарной политики в развитых странах, преодолевших последствия кризиса 2008-2009 годов.

Так, американская Федеральная резервная система (ФРС, аналог российского Центробанка), зимой получившая нового руководителя, второй год подряд активно поднимает базовую ставку и не планирует останавливаться. Рост базовой ставки непременно скажется и на других ставках — доходность американского госдолга, доступность кредитов, — а также укрепляет курс американской валюты. Американский госдолг — крайне востребованный и надежный инструмент для крупных инвесторов, а рост ставки только повышает его привлекательность. Аналогичный курс на повышение ставок, вероятно, взяла и Европа: от единого европейского регулятора ждут повышения ставки с текущего нулевого уровня к лету 2019 года. Дополнительные же риски, по оценкам Всемирного банка, инвесторов подстерегают на развивающихся рынках, где аналитики института ждут дефолта в ряде стран.

Но и богатым государствам не стоит расслабляться — против них может сыграть слишком стремительный рост фондовых рынков. Начало года стало лучшим за последнее десятилетие для большинства мировых торговых площадок. Даже с учетом последовавшего февральского обвала акции таких компаний, как Boeing, Facebook, Amazon, подорожали на десятки процентов за год. Экономисты говорят о необоснованно завышенных котировках, которые чреваты «пузырями». Если же торговые войны между США, Китаем и Европой продолжатся, компаниям придется больше тратиться на пошлины. Прибыли упадут, а вместе с ними и котировки — «пузырь» лопнет.

Наконец, еще одна причина будущих проблем, актуальная для всех, — цикличность экономических процессов. «Последние полвека глобальная экономика сталкивалась с рецессией примерно раз в 10 лет (в 1975, 1982, 1991 и 2009 годах). С момента последней прошло как раз 10 лет», — говорится в докладе. Авторы указывают, что предыдущий кризис тоже мало кто ожидал — все ориентировались на оптимистичные прогнозы. Похожая картина наблюдается и сейчас.

Если опасения Всемирного банка оправдаются, его же базовый прогноз, который и без того предусматривает постепенное снижение темпов глобального экономического роста (до 2,9 процента в 2020-м), может быть сильно недовыполнен. Вероятность того, что рост мирового ВВП в следующем году составит менее 2 процентов (а это уже будет считаться глобальной рецессией), оценивается в 21 процент. Правда, аналитики оставляют лазейку и для позитивного исхода — 16 процентов за то, что рост превысит 4 процента ВВП.

Реклама

Три тучи мировой экономики

Всемирный банк не одинок в своих прогнозах. Чуть осторожнее высказывается Международный валютный фонд (МВФ). По его версии, мировой экономике пока что ничего не угрожает, во многом благодаря именно развивающимся странам. Рост их экономик в 2018-2019 годах составит 4,9 и 5,1 процента ВВП соответственно. Зато развитые экономики притормозят уже в следующем году — с нынешних 2,5 до 2,2 процента ВВП. Как итог — общемировые 3,9 процента ВВП в 2018-м. Правда, это на 0,8 процентного пункта больше, чем в прогнозе Всемирного банка.

В то же время глава МВФ Кристин Лагард, выступая на недавнем Петербургском экономическом форуме, высказалась куда более откровенно и прошлась не только по развитым странам, но и по лидеру одной из них — президенту США Дональду Трампу. Она рассказала о «трех тучах», нависших над глобальной экономикой: это высокий уровень долговой нагрузки (162 триллиона долларов, или 220 процентов мирового ВВП), отток капитала с развивающихся рынков, но главное — все те же «торговые войны», развязанные Трампом. «Самая темная туча кроется в стремлении некоторых сломать систему, которая руководила торговыми отношениями. Это та туча, за которой мы должны следить», — подчеркнула Лагард.

Финансисты, опрошенные в мае агентством Reuters, не верят в позитивный эффект для американской экономики от торговых войн. Вероятность рецессии в течение ближайшего года они оценили всего в 15 процентов, но на двухлетней дистанции показатель уже в два раза больше — 31 процент.

Нобелевский лауреат Пол Кругман, наоборот, считает, что если кому и стоит ждать неприятностей, то как раз развивающимся странам. Ученый сравнил нынешнюю ситуацию с азиатским кризисом 1997-1998 годов, за которым, кстати, последовал российский дефолт. Схема простая: валюта развивающихся рынков падает, задолженность компаний резко возрастает, это приводит к проблемам в экономике, вызывая дальнейшее падение валюты. Правда, сильно бояться пока не стоит, попытался успокоить Кругман: «Если раньше я говорил, что на горизонте нет даже намека на такой [глобальный] кризис, то теперь я больше этого сказать не могу. Что-то явно грядет, но не столь пугающее».

Конец Европе

За неделю до выхода доклада Всемирного банка информационное пространство расшатал известный американский финансист Джордж Сорос. 87-летний инвестор, фактически «запрещенный» в России за свою общественную деятельность, был категоричен: кризис неизбежен, и больше всех пострадает Евросоюз. Причины не только экономические, но и политические — тут и жесткая бюджетная экономия, и срыв Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства между США и ЕС, проект которого разрабатывался еще с 1990 года, и выход Вашингтона из иранской ядерной сделки, и даже Brexit, который миллиардер считает началом дезинтеграционных процессов в Европе.

Отдельным пунктом в программе Сороса значится европейский миграционный кризис, ведь наплыв беженцев открыл дорогу во власть популистам и евроскептикам. «Все, что может пойти не так, пошло не так», — подытожил финансист. Выход, по его словам, один: начать финансировать беднейшие страны Африки, жители которых наводняют Европу. Стоить это будет около 30 миллиардов евро в год. Слова Сороса вызвали бурную реакцию, у американца быстро нашлись оппоненты.

Руководитель инвестбанка Morgan Stanley Джеймс Горман назвал прогноз Сороса «просто нелепым». В последние годы в мире наблюдается устойчивый экономический рост, на фоне которого время от времени происходят «политические взрывы», уверен банкир. Пресловутый Brexit — как раз один из них. «Это практически соревнование между неумолимым корпоративным ростом, повышением доходов, экономической мощью — с одной стороны, и политической нестабильностью и ростом популизма — с другой. Но я не думаю, что еврозона в опасности», — уверен Горман.

Не согласны с Соросом и в российском ЦБ. Первый зампред Банка России Ксения Юдаева напомнила о репутации инвестора и призвала относиться к его заявлениям «с большой осторожностью». «Он известен тем, что угадал один кризис и не угадал, по-моему, пяток других. Мы действительно видим, что волатильность на рынках повысилась. С другой стороны, за последние 30 лет такого рода ситуации достаточно часто происходили. И регуляторы с центральными банками накопили больше опыта. Есть инструменты для дополнительной стабилизации», — заявила Юдаева.

Зрелая Россия

В своем Обзоре финансовой стабильности ЦБ соглашается со Всемирным банком: риски для мировой экономики действительно есть, но пока в основном для развивающихся рынков. Ведущим экономикам мира бояться в настоящее время нечего — рост ставок не оставит их без инвесторов. Соединенным Штатам дополнительно поможет налоговая реформа Трампа, снизившая ставку налога на репатриацию заработанной за рубежом прибыли с 35 до 15,5 процента. Чем активнее американцы возвращают доллары на родину, тем меньше их остается в остальном мире, а значит, многим придется распечатать резервы или залезть в долг, предупреждает ЦБ.

Реклама

У России свои риски. В первую очередь это нефтяные цены и санкции. Очередная апрельская волна заставила многих инвесторов выйти из бумаг крупных отечественных компаний. К тому же они лишились возможности экспортировать свою продукцию и совершать сделки в долларах. И в первые дни после объявления о санкциях отечественный рынок действительно просел. Одних только облигаций федерального займа (ОФЗ, главная бумага госдолга России) было продано на 100 миллиардов рублей. Однако всего за две недели падение удалось почти полностью отыграть. «Несмотря на резкий рост рыночной волатильности, реакция участников оказалась краткосрочной, российский финансовый рынок продемонстрировал зрелость», — хвалится ЦБ.

15 июня регулятор сохранил ключевую ставку на уровне 7,25 процента годовых, что показывает неуверенность регулятора в российской экономике в текущий момент. Для ЦБ главный показатель — уровень инфляции, который регулятор старается держать на близком к историческому минимуму уровне уже второй год подряд. На решение Банка России повлияли сразу два негативных фактора: очередные санкции и резкий скачок цен на бензин.

Рост с сомнениями

Впрочем, такой оптимизм разделяют не все. По итогам прошлого года российская экономика наконец-то оттолкнулась от дна и выросла на 1,5 процента (впервые с 2014-го), и успехом это кажется только на первый взгляд. Результат оказался значительно ниже общемировых темпов, о которых еще год назад говорил Владимир Путин. К тому же, даже в эти показатели верят не все — Росстат уже не раз ловили на «подкрутке статистики».

В этом году от российского ВВП тоже не ждут многого. И власти, и аналитики, и международные рейтинговые агентства снижают свои первоначальные прогнозы. Еще в марте Минэкономразвития рассчитывало на рост «около 2 процентов» по итогам года. Теперь же глава ведомства Максим Орешкин говорит об абстрактных 1,6-2,1 процента.

Рейтинговое агентство Fitch на днях опубликовало свою версию — 1,8 процента по итогам 2018-го, и это хуже прежних 2 процентов. Аналитики агентства обеспокоены низкими бюджетными расходами и слишком жестким бюджетным правилом, из-за которого все нефтегазовые сверхдоходы поступают сразу в Фонд национального благосостояния, минуя бюджет. Всемирный банк в своем докладе говорит о повторении прошлогодних 1,5 процента, хотя еще недавно давал 1,7 процента по итогам 2018 года. Позитивный эффект от роста цен на нефть, по мнению авторов, перекрывает геополитическая неопределенность.

Источник: lenta