Налоговая фаза. Насколько справедливо ставить вопрос о повышении НДФЛ

Нелегкие времена заставляют правительство искать решения для пополнения казны. Деньги в бюджет приходят из налоговых поступлений — значит, кто-то должен платить больше, чем раньше. Крупные налогоплательщики могут уйти в другие юрисдикции. Остаются самые покладистые — обычные граждане. Обратимся к экспертам, чтобы выяснить последствия и альтернативы такого нововведения.

Согласно одному из вариантов, предложенных Минфином, НДФЛ следует повысить до 15 процентов. Из них 6-8 процентов направят в бюджет. При этом повышение подоходного налога компенсируется снижением нагрузки на работодателей — с 30 до 21 процента ставки страховых взносов. По другому варианту, одновременно с повышением НДФЛ предлагается ввести вычет, а также сделать НДС равным 21 проценту вместо нынешних 18 процентов и страховые взносы — тоже 21 процент.

Кроме того, предлагаются и другие меры: введение плавающей ставки НДФЛ, предоставление регионам права утверждать собственные ставки, повышение НДФЛ до 17 процентов с предоставлением вычета (или всем, или беднейшим гражданам) на уровень прожиточного минимума.

Где справедливость?

Ведущий эксперт ЦМАПК Владимир Сальников, критикуя предложения чиновников и экспертов, указывает на то, что такая мера в первую очередь ухудшит положение и без того небогатых людей.

«Предложение достаточно странное. Прежде всего, это неправильно с точки зрения социальной справедливости. Как известно, у нас высокая дифференциация по доходам. Есть сомнение, насколько легитимно произошло перераспределение доходов после распада СССР, поэтому сейчас, чтобы социально-политическую ситуацию не ухудшать, надо переходить к прогрессивной шкале и облагать налогами только группы населения с высокими доходами.

Зачем сейчас лишнее недовольство населения? Прогрессивная шкала — это нормальная, положительно воспринимаемая населением мера. Хотя, конечно, это сделать непросто, учитывая, что у состоятельных граждан есть больше возможностей ухода от налогов. Поэтому тут надо думать, как ввести эту систему без потерь. Разумеется, если сразу повысить налог на богатых до 60 процентов, как в некоторых странах, мы получим отток капитала. Но легкую прогрессивность ввести не мешало бы.

Кроме того, можно было бы ввести налог на наследство. Если посмотреть на опыт зарубежных стран, там такой налог — совершенно нормальное явление. Ведь человек получает имущество просто так, не затрачивая никаких усилий. Возникает вопрос о том, насколько это социально справедливо. В США это послужило стимулом для развития благотворительных фондов. Управление фондом обычно передается наследнику, и он получает определенный доход, но в целом оставленное после смерти владельца имущество служит обществу».

Взять и повысить плоскую шкалу — это самый простой и, наверное, самый неподходящий способ.

По мнению Сальникова, правительство держится именно за плоскую шкалу подоходного налога в связи с тем, что это неприятно состоятельным гражданам, которые влияют на принятие решений. Кроме того, финансовые власти опасаются ухода от налогов и увода капитала в тень.

Даешь амнистию!

Так ли неизбежно повышение именно подоходного налога? Президент финансовой компании «Московские партнеры» Евгений Коган полагает, что можно обойтись без суровых мер.

«Мне все это напоминает старый анекдот о поисках потерянного не там, где в действительности потеряли, а под фонарем: под фонарем-то проще, там светлее», — досадует предприниматель. Он оценивает инициативу уважаемых ведомств и ЦСР весьма негативно. С его точки зрения, подобные меры не принесут желаемого результата, а только разозлят граждан.

«Хотите повысить собираемость налогов? Есть для этого кнут и пряник. Кнутом умеем, но не шибко выходит — все уходят еще больше в тень, забиваются в щели, как тараканы. Пряничком не пробовали?» — горько иронизирует он. По мнению Когана, «пряничной» мерой сегодня, на фоне налогового обмена между странами, может стать объявление новой амнистии по налогу на прибыль со ставкой 5-7 процентов.

«Полмира сюда прибежит — от денег задыхаться будете! — уверен бизнесмен. — Ах да, забыл… Пряники — это не про нас, суровых парней».

Самый простой налог

Ведущий эксперт ЦМАПК Елена Пенухина не согласна с главой «Московских партнеров»: «Это слишком радикальное предложение. Налог на прибыль — это основной источник для региональных бюджетов. Подрывать их доходную базу в нынешней ситуации нельзя, они и так испытывают сложности. Формально они свели бюджет 2016 года с почти нулевым дефицитом (минус два миллиарда рублей — это очень мало). Но это достигнуто за счет того, что им пришлось сильно урезать расходы, в первую очередь — на образование и здравоохранение.

Идея с повышением НДФЛ мне нравится именно тем, что это, наоборот, наполнит региональные бюджеты. В этом смысле это хорошая мера. Налог на прибыль очень чувствителен к конъюнктуре. Как только экономическая ситуация ухудшается, сразу же проседают сборы налога на прибыль. Появляется много убыточных предприятий и компаний с нулевой прибылью. Получается, что регионы становятся сильно зависимыми от экономической ситуации.

Кроме того, власти обещали не трогать налоговую нагрузку на бизнес, поэтому рассматривают возможность повысить налоги для населения. Вряд ли это настолько насущная мера, учитывая нынешний довольно высокий уровень цен на нефть. Однако если мы хотим снижать зависимость от нефти и газа, то придется повышать ненефтегазовые налоги. Это давно обсуждается.

Зарплаты же, напротив, — стабильная доходная база. Они не так волатильны, как прибыль. Вопрос только в том, насколько повышать. Одно дело — повысить сразу до 30 процентов, а совсем другое — до 17-18. Если же говорить о введении прогрессивной шкалы, то она несет, с одной стороны, социальную справедливость, а с другой — увеличивает административную нагрузку. Заполнять налоговые декларации не так просто, это создает транзакционные издержки для экономики.

Просто повысить подоходный налог легко, но это ударит по малообеспеченным слоям населения. Надо быть готовым к недовольству или же предусмотреть какую-то компенсацию. Причем при нынешнем развитии системы контроля с использованием передовых технологий уход зарплат в тень маловероятен. Разумеется, это зависит от того, на какую величину повысят налог. Можно смягчить негативный эффект снижением социальных страховых взносов.

В этом смысле довольно перспективно обсуждаемое сейчас предложение о повышение ставки НДС до 21 процента с одновременным снижением страховых взносов также до 21 процента. Но это снизит нагрузку на фонд оплаты труда (то, что платит работодатель). А НДФЛ платит непосредственно население (работодатель выступает лишь агентом)».

Источник: lenta