Пора платить. Они хотели зарабатывать и ни с кем не делиться. Власти найдут на них управу

Призывы перестать «работать на дядю» и взять карьеру в собственные руки слышны на каждом углу последние несколько лет. Еще недавно был только один вариант добиться трудовой независимости — открыть свой бизнес. Но потом все изменилось, и миллионы людей по всему миру вдруг начали продавать себя и свои умения тем, кому они необходимы, благодаря цифровым сервисам. Однако оказалось, что и у нового порядка есть свои недостатки. С каждым месяцем число его сторонников сокращается: доходы фрилансеров падают, в то время как власти давят непопулярными законодательными инициативами. Несбывшаяся революция на рынке труда — в материале.

Реклама

Пролетарии объединились

Конец 2000-х годов стал во многом переломным для мировой экономики. После глобального кризиса не только банки стали внимательнее оценивать потенциальных заемщиков (которые во многом и стали главной причиной проблем) — люди по всему миру пересмотрели свой подход к работе и заработку. Миллионы человек остались без работы, другие уволились сами, решив, что надежнее и лучше иметь доход, не зависящий от одного работодателя. И для этого вовсе необязательно открывать свой бизнес — достаточно фриланса. Сам по себе он был известен и до кризиса, но тут подоспели новые технологии, которые коренным образом изменили его природу.

Первопроходцем еще в 2008-м стал сервис аренды жилья Airbnb. Но имя новому явлению дал не он, а служба заказа такси Uber. Ее принципиальное отличие от конкурентов заключается в том, что водители и пассажиры связываются между собой практически напрямую, при минимальном посредничестве самого сервиса. Обе стороны устанавливают себе приложение и через него договариваются о времени, маршруте и стоимости поездки. При этом Uber не владеет собственными автомобилями, никого не нанимает в штат и вообще не считает себя таксопарком, формально он предоставляет шоферам и их клиентам только информационные услуги, а взамен получает комиссию от стоимости каждой поездки. Такой принцип работы получил название «уберизация», хотя за рубежом более распространен термин gig economy, не имеющий адекватного перевода на русский. Это одновременно и состояние экономики, когда компании больше ориентируются на временную рабочую силу, экономя на офисах и соцпакетах, и образ жизни, основанный на отказе от построения карьеры в ее традиционном понимании.

Начало 2010-х стало временем расцвета гиг-сервисов. В октябре 2012 года средний ежемесячный заработок водителя Uber (и его главного конкурента Lyft) в США составлял 1535 долларов. Опыт начали перенимать специалисты из других сфер — от IT до ЖКХ, захотевшие больше самостоятельности. Бизнесмены, поняв, что на этом можно зарабатывать, создавали для них отдельные сервисы. Например, на YourMechanic можно заказать на дом сертифицированного мастера, который отремонтирует автомобиль, на Handy — уборщика. А на TaskRabbit и HomeAdvisor (российские аналоги — «Ремонтник.ру» и Profi.ru) найдутся специалисты, готовые выполнить любую работу по дому. С помощью приложения и сайта Turo можно арендовать временно ненужную владельцу машину.

Есть и промежуточные варианты. Так, популярный в России французский BlaBlaCar позволяет искать попутчиков для поездок, но не дает зарабатывать — только частично окупать затраты на бензин. Существуют отдельные сервисы вроде UpWork, Behance или Dribbble — по сути, биржи труда для программистов и дизайнеров. Быстро получить на руки готовую работу не выйдет, но зато можно найти исполнителя, который лучше и дешевле остальных реализует долгосрочный проект. Самостоятельная индустрия выросла вокруг сервисов, связанных с животными. Через них покупают корма, ищут ветеринаров и помощников по выгулу собак.

Будущее зависело от них

Число пользователей стремительно росло с обеих сторон. К 2014 году в системе Uber зарегистрировались 160 тысяч водителей по всему миру, к 2018-му — уже 900 тысяч. В 2017 году почти два миллиона американских семей (1,6 процента от населения страны) зарабатывали онлайн и, таким образом, являлись частью глобальной гиг-экономики. По другим данным, уже в прошлом году половина из них работала на непостоянной основе. Общая численность фрилансеров в США достигала 57,3 миллиона человек (36 процентов всего американского рынка труда). Правда, все эти люди не обязательно пользовались гиг-сервисами. Возможно, многие из них устраивались на работу по знакомству или по объявлениям (исследование не учитывало этот фактор). Тем не менее, их ежегодный вклад в американскую экономику составлял 1,4 триллиона долларов. Особая тяга к фрилансу предсказуемо наблюдалась у миллениалов — людей, родившихся в самом конце XX века. Экономисты предсказывали, что к 2027 году большая часть трудоспособного населения США не будет иметь постоянного рабочего места.

«Мы находимся на пороге четвертой промышленной революции. Это период быстрых изменений на рынке труда, обусловленный повышением автоматизации рабочих процессов. И никто не подготовлен к этому лучше, чем фрилансеры. Они получают уникальную возможность самостоятельно распоряжаться своей судьбой», — говорил гендиректор UpWork и функционер Всемирного экономического форума Стефан Касриэль. «Рабочая сила меняется как никогда прежде благодаря новым технологиям и автоматизации», — соглашалась с ним основатель и руководитель Союза фрилансеров Сара Горовитц. Ее организация провозглашает своей главной целью «создание справедливой экосистемы, которая позволит людям получать новые навыки, быть защищенными и чувствовать связь друг с другом».

Коллеги Горовитц подчеркивают, что фрилансеры гораздо ответственнее подходят к своему будущему, чем обычные наемные работники. Во-первых, они лучше обучаются новым навыкам и всегда готовы освоить новую профессию — по опросам, 54 процента всех работников не уверены в том, что их нынешнее ремесло будет по-прежнему существовать через 20 лет. Во-вторых, никто не может гарантировать им наличие заказов даже в ближайшей перспективе, и это подталкивает их к накоплениям, что особенно ценно в привыкшей жить в кредит Америке. Утверждается, что фрилансеры откладывают на черный день в три с лишним раза чаще и больше. И это делает их более приспособленными к меняющимся условиям.

Поспешили

Однако, судя по всему, такие рассуждения были преждевременными. Свежее исследование инвестбанка JPMorgan Chase показало, что пользователи гиг-сервисов поменяли свое отношение к ним. Сегодня уже далеко не все рассматривают их как основной источник заработка. В частности, большинство водителей Uber и Lyft (58 процентов) работают только по три месяца в году. В других секторах только пятая часть работников пользуется сервисами больше шести месяцев в году. Аналитики также зафиксировали большую текучку кадров: каждый месяц на рынке обновляется шестая часть рабочей силы, но только половина новичков задерживается больше, чем на год.

В интернете можно найти много рассказов водителей (в том числе и русскоязычных). Большинство из них действительно развозит пассажиров в свободное от основной работы время. По статистике, их средний заработок теперь равняется 762 долларам в месяц — двукратное падение по сравнению с 2012-м, и это без учета инфляции. Причина проста: повышенная конкуренция среди шоферов, помноженная на политику компании. Uber постоянно снижает тарифы в надежде отвоевать дополнительную долю рынка (в России это уже привело к хронической убыточности и поглощению «Яндексом»). Компенсирующие меры в виде снижения комиссии оказывали ограниченный эффект. Заработки ненадолго увеличивались, но привлекали еще больше водителей. В результате предложение росло, а количество вызовов за смену, напротив, сокращалось.

Похожие тенденции аналитики JPMorgan Chase зафиксировали и в других секторах: за последние пять лет доходы работников, оказывающих «нетранспортные услуги» хоть и не упали, но выросли всего на 1,9 процента. В сфере торговли (флагманом здесь выступает основанный еще в 1995 году eBay) показатель равняется 9,4 процента. И только те, кто сдает в аренду свои дома (Airbnb) или автомобили (Turo) в 2017 году зарабатывали на целых 69 процентов больше, чем в 2013-м, — в среднем 2113 долларов в месяц. Однако, оговариваются авторы, этими платформами пользуются только 0,2 процента американцев.

Еще одна причина, по которой люди охладевают к фрилансу, — отсутствие социальных гарантий: права на оплачиваемый отпуск или больничный, пенсию, не решенный вопрос с медицинской страховкой. К тому же, во многих странах, как, например, в Великобритании, нет законодательного определения самозанятых граждан. Из-за этого фрилансеры часто сталкиваются с обвинениями в неуплате налогов. В прошлом году власти Евросоюза озаботились этим и создали специальный консультативный орган, посвященный проблемам гиг-экономики. Однако она уже сталкивается с противодействием профсоюзов, которые отстаивают интересы традиционных работников.

Родина против

В России фрилансеры и пользователи гиг-сервисов сталкиваются с дополнительными трудностями. Отечественные водители могут только позавидовать американским, которые подключаются к агрегаторам такси напрямую без каких-либо дополнительных затрат. В нашей стране для этого необходимо иметь статус индивидуального предпринимателя. Если его нет, придется обращаться к посредникам — специальным компаниям, которые в народе прозвали «подключашками». Их функции сводятся к тому, чтобы получать приложение от агрегатора на свое имя, а взамен сдавать водителям в аренду автомобиль (как того требуют российские законы) и взимать дополнительную комиссию (доводя ее общий размер до средних 20 процентов). В итоге шоферы отдают немалую часть заработка и вынуждены работать по 16 часов в день без выходных, чтобы окупить затраты. Заниматься извозом в свободное время, как это делают их американские коллеги, они не могут, поскольку должны оплачивать аренду машины посреднику.

Актуальна для нашей страны и проблема со статусом самозанятых. Госдума уже приняла в первом чтении законопроект, который призван ввести их в правовое поле. А значит и обложить налогами. В текущей версии документа прописаны два варианта ставки: четыре процента от дохода, полученного от физических лиц и шесть процентов — от юридических. Тех, кто не зарегистрируется и не станет платить самостоятельно, предлагается штрафовать на весь заработок. У инициативы до сих пор много неточностей. Непонятно, как ее будут вводить в разных регионах и что делать тем, кто подрабатывает не на постоянной основе. Самозанятыми будут считать граждан, занимающихся бизнесом без найма сотрудников. Планируется, что за добросовестной и своевременной уплатой налогов будут следить сами агрегаторы (и не только такси, но и сервисы по ремонту, аренде и даже выгулу собак). Уже сейчас понятно, что многие россияне откажутся сотрудничать с ними.

Справедливости ради надо сказать, что похожие налоги существуют и на Западе, в частности, в США, и даже с большей ставкой: 15,3 процента федерального налога плюс дополнительные сборы на уровне штатов. При этом 12.4 процентов из этих средств идут в систему медицинского страхования. В этом смысле самозанятые в Америке защищены больше традиционных работников — им не надо заботиться о страховке.

Еще одна инициатива российских властей — введение платы за покупки в зарубежных интернет-магазинах. Уже несколько лет их пытаются уравнять с отечественными (уже платящими НДС с каждой покупки), а заодно пополнить бюджет. Рассматривались разные варианты: введение НДС для всех, нового налога с продаж, снижение беспошлинного порога (сейчас тысяча евро на человека в месяц). В итоге было решено остановиться на последней мере. Полноценно заработать она должна не раньше 2020 года. Согласно плану правительства, без дополнительных сборов в страну можно будет ввозить товары не больше, чем на 200 евро в месяц. Однако уже сейчас звучат предложения вовсе убрать такой лимит. Если идея будет реализована, не поздоровится предприимчивым гражданам, закупающим товары в иностранных интернет-магазинах и перепродающим соотечественникам (тем самым, которые в США зарабатывают больше всех из адептов новой гиг-экономики).

Революция на глобальном рынке труда, казавшаяся неизбежной десять лет назад, похоже, откладывается. Отчасти по вине властей в разных странах, отчасти — из-за объективных законов экономики. Первоначальный всплеск интереса к сервисам, позволяющим людям по всему миру обходиться без офисов и работодателей, постепенно сходит на нет. При этом сами они развиваются и привлекают инвестиции. Uber отчитывается о рекордной выручке (плюс 63 процента по итогам второго квартала) и готовится к выходу на биржу. Создатели TaskRabbit продают свою долю шведскому мебельному гиганту IKEA, а его конкурент Handy запускает совместные проекты с крупнейшей сетью супермаркетов Walmart. Все это говорит о том, что принципы гибкой и свободной экономики рано списывать со счетов. Ее будущее зависит от того, смогут ли идеологи и приверженцы своевременно устранять недостатки или хотя бы умело маскировать их.

Источник: lenta

Реклама