Повышение пенсии без изменения пенсионного возраста: возможно ли это?

Правительство могло бы отложить непопулярное решение до лучших времен за счет увеличения дивидендов госкомпаний, отказа от финансирования инфраструктурных проектов из ФНБ и реформы системы досрочных пенсий.

Выступая в Думе в качестве кандидата на пост премьера, Дмитрий Медведев заявил, что правительство «в самой короткой перспективе» подготовит законопроект, фактически предполагающий повышение пенсионного возраста. Ранее, в апреле, выступая перед депутатами с отчетом о работе правительства, Медведев подчеркнул, что такие решения «уже назрели», учитывая рост продолжительности жизни в сравнении с эпохой 1930-х, когда возраст выхода на пенсию был установлен на уровне 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин.

Ожидаемая продолжительность жизни действительно выросла: в 1926–1927 годах, по данным Росстата, в европейской части РСФСР она составляла 40,2 года у мужчин и 45,6 у женщин, а в 2015-м — 65,9 и 76,7 года соответственно. Изменилось и соотношение работников и пенсионеров: если в 1996 году число трудоспособных граждан в 2,4 раза превышало количество получателей пенсии по старости (69,7 млн человек против 29 млн), то в 2016-м — в 2,16 раза (76,9 млн человек против 35,6 млн). Во многом поэтому повышение пенсионного возраста обсуждается правительством уже много лет. Эта мера, в частности, была заявлена еще в Концепции реформы системы пенсионного обеспечения, одобренной в 1995 году: начать повышать пенсионный возраст планировалось после 2010 года, а до того стимулировать более поздний выход на пенсию и изменять порядок назначения льгот для досрочников. В 2012 году Минфин предложил повысить пенсионный возраст до единого для женщин и мужчин уровня — до 63 лет.

Растущее бремя

Однако до сегодняшнего дня эти инициативы так и оставались на бумаге. В докризисный период правительству удавалось увеличивать пенсии, не повышая пенсионный возраст: в 2014 году, по оценке НИФИ Минфина, реальный размер назначенной пенсии более чем в три раза превышал уровень 2001 года. Тому поспособствовали и постдефолтное десятилетие бурного экономического роста, и высокие цены на нефть, и демографическое «окно» 2000-х, когда сначала пенсионного возраста достигло относительно малочисленное поколение граждан, родившихся во времена войны, а затем на рынок труда вышли беби-бумеры 1980-х. В кризисном 2009 году правительство четырежды индексировало пенсии, использовав для этого Резервный фонд, который за тот год, по данным Минфина, сократился более чем в два раза, со $137,1 млрд до $60,5 млрд. В 2014 году правительство, чтобы выполнить все обязательства перед нынешними пенсионерами, пошло на заморозку обязательных пенсионных накоплений, которая в итоге была продлена до 2020 года.

Но несмотря на это, в конце 2015 года Дума приняла закон об отмене индексации страховых пенсий для работающих пенсионеров, на долю которых приходится почти 40% получателей выплат по старости (14,2 млн из 35,6 млн человек согласно данным Росстата за 2016 год). А индексация страховой (4%) и социальной (4%) пенсии для неработающих пенсионеров оказалась в 2016 году ниже инфляции за предшествующий год (12,9%). В 2017 году благодаря снижению инфляции до 25-летнего минимума (5,4 и 2,5% в 2016 и 2017 годах соответственно) пенсии неработающих пенсионеров удалось проиндексировать по инфляционному уровню, но работающие пенсионеры так и остались без индексации. Такая ситуация тоже помогала активизации дискуссии о повышении пенсионного возраста.

Работа и здоровье

Однако такое решение само по себе создаст ряд проблем. Работодатели и так не заинтересованы в найме сотрудников пенсионного и предпенсионного возраста: как следует из данных Высшей школы экономики (ВШЭ), мужчины от 45 до 54 лет зарабатывают в среднем на 15% меньше, чем их коллеги от 35 до 44 лет, а в возрасте от 55 до 64 лет еще на 22% меньше. У женщин разница в доходах также сказывается, правда немного позднее: заработок женщин в возрасте от 55 до 64 лет на 16% ниже, чем у их коллег от 45 до 54 лет, а в возрасте от 65 до 74 лет еще на 20% ниже. В целом, по оценкам ВШЭ, в России пик доходов граждан приходится на период от 25 до 44 лет, тогда как в развитых странах на возраст от 45 до 59 лет. Возможно, это связано с тем, что в силу объективных причин у молодых российских работников было больше возможностей получить образование и навыки, необходимые для трудоустройства в высокооплачиваемых секторах. Но возрастной перекос на рынке труда так или иначе существует, и увеличение числа пожилых соискателей рабочих мест только усугубит его.

Реклама

Другой проблемой является здоровье населения. Согласно данным исследования ВШЭ «Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе» 62% женщин и почти каждый второй мужчина от 55 до 59 лет страдают хроническими заболеваниями, при этом 15% мужчин и женщин в этой возрастной группе имеют заболевания, ограничивающие трудоспособность. Именно в силу высокой заболеваемости число получателей пенсии по инвалидности (2,27 млн человек в 2016 году, согласно данным Росстата) сопоставимо с количеством граждан, досрочно вышедших на пенсию из-за вредных и тяжелых условий труда (2,69 млн человек, по данным ПФР за 2013 год, более поздних оценок нет). В случае повышения пенсионного возраста число пенсионеров по инвалидности окажется еще более высоким, что во многом лишает смысла само повышение.

Пересмотр льгот

В связи с этим более уместным могло бы стать реформирование системы досрочных пенсий. К категории досрочников относятся, в частности, бывшие сотрудники силовых ведомств (Минобороны, МЧС, МВД и др.). Число таких пенсионеров, по оценке замдиректора Института социальной политики ВШЭ Оксаны Синявской, составляет сегодня 2,5 млн человек. Пенсии силовикам выплачиваются не из ПФР, а напрямую из бюджета, соответствующие расходы отнесены на бюджетные статьи профильных министерств: к примеру, затраты на выплату пенсий военным за 2012–2018 годы увеличились в полтора раза, с 464,5 млрд до 685 млрд руб., как следует из данных федерального бюджета. Повышение пенсионного возраста для военных с нынешних 40–45 лет могло бы высвободить ресурсы для трансферта из федерального бюджета ПФР на обеспечение обязательного пенсионного страхования, который в 2017 году составил 959 млрд руб.

Досрочно получают пенсии и представители гражданских профессий, работавш​ие во вредных и тяжелых условиях труда; по оценке Института труда и социального страхования Минздравсоцразвития, их численность составляет 5,6 млн человек. Правительству стоит провести ревизию льгот для этой категории пенсионеров, тем более что их получатели нередко продолжают работу по достижении пенсионного возраста: к примеру, в Башкирии, как показал недавний опрос Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС, так собираются поступить 53,3% действующих работников вредных и опасных производств. Пересмотр только этой категории льгот снизит расходы на выплату пенсий гражданам в трудоспособном возрасте, которые, по оценке ВШЭ, в 2017 году составили 401 млрд руб.

Бюджет и госкомпании

Привлечь средства для выплаты пенсий можно и за счет повышения ставки дивидендных отчислений для госкомпаний. В частности, для «Газпрома», который по итогам 2017 года собирается направить на дивиденды 190 млрд руб., то есть 27% чистой прибыли по МСФО (714,3 млрд руб.), а не 50%, как того требует Минфин. Формально по более высокой ставке дивиденды платит «Роснефть», которая по итогам 2017 года решила направить акционерам 50% чистой прибыли по МСФО (111 млрд из 222 млрд руб.). Однако Минфин пока не празднует победу, ведь окончательная сумма поступлений в бюджет будет зависеть от решений «Роснефтегаза», контролирующего акционера «Роснефти».

Еще одним источником решения проблемы может стать Фонд национального благосостояния (ФНБ), изначально созданный для выплаты пенсий, но использовавшийся для финансирования инвестиционных проектов («Ямал СПГ» НОВАТЭКа, «Запсибнефтехим» «Сибура» и др.) и поддержки банков с государственным участием. В том числе поэтому почти 40% средств ФНБ сегодня являются неликвидными: из $63,9 млрд, накопленных к 1 мая, $25,3 млрд недоступны правительству. Благодаря подросшим ценам на нефть в 2017 году Минфин закупил валюту на $14 млрд, а с начала нынешнего года — еще на $17 млрд. Эти средства пока не отражаются в статистике ФНБ, но после их зачисления Минфину было бы целесообразнее использовать фонд только для финансирования дефицита ПФР, а не инфраструктурных проектов.

В целом реформирование системы досрочных пенсий вкупе с мобилизацией нефтегазовых доходов и более рациональным использованием средств ФНБ позволило бы правительству привлечь дополнительные средства, за счет которых можно было бы не только покрывать текущий дефицит ПФР, но и вернуть индексацию пенсий для работающих пенсионеров. Решение же об изменении пенсионного возраста лучше отложить на посткризисный период: на фоне восстановления экономического роста правительству будет легче решать проблему трудоустройства граждан старших возрастных групп и повышать для них качество медицинских услуг за счет увеличения расходов на здравоохранение. Однако будет ли сделан именно такой выбор — вопрос открытый.

Источник: rbc.ru