Просрочка в подарок. Юристы переключились со страховщиков на застройщиков

 

Во всем мире строители не выдерживают сроков — сюжет не раз обыгрывался в комедиях, отечественных и зарубежных. Но сегодня в России юристы начали активно делать на этом бизнес, аналогичный тому, что давно существует на рынке ОСАГО,— застройщикам может стать не до смеха.

В начале 2017 года менеджер строительной компании Наталья П. получила ключи от новой квартиры в ЖК «Преображенский» города Лыткарино. Трешка обошлась Наталье сравнительно недорого — 5,5 млн руб., ипотечный кредит и два года жизни в стесненных условиях у родственников. К тому же, чтобы купить новое жилье, Наталье не только пришлось продать в том же Лыткарино свою старую квартиру, но и экономить на всем. А строители не уложились в сроки.

Однако в начале апреля адвокат принесла Наталье хорошую весть: суд, в который от ее имени был подан иск к застройщику о возмещении неустойки за задержку сдачи квартиры, удовлетворил требования полностью.

Адвокату счастливой обладательницы трешки в Лыткарино удалось добиться в суде компенсации в 500 тыс. руб. за нарушение ее прав по закону «О защите прав потребителей» (ОЗПП) и причинение ей морального ущерба.

«Честно говоря, мы даже не ожидали, что присудят так много»,— признается Наталья. И скорее всего, радоваться рано: сумма наверняка сократится, потому что в 99,9% случаев представитель застройщика в подобных процессах заявляет требование по уменьшению иска. Такая возможность предусмотрена ст. 333 ГК РФ, и застройщики ею активно пользуются. Насколько может быть снижена сумма, зависит от конкретного судьи: часто выплата «худеет» в два-три раза. Но Наталья все равно будет рада, поскольку эти деньги — чистая прибыль: о возможности взыскать неустойку с застройщика она до последнего времени даже не подозревала.

О таком способе вернуть часть денег Наталья узнала благодаря сарафанному радио. «В ЖК, где мы купили квартиру, несколько корпусов, и сначала сильно задержали сдачу первого. Один из пострадавших оказался юристом. Он первым подал к застройщику иск и выиграл дело. Взыскал приличную сумму. Потом на форуме народ начал это обсуждать»,— вспоминает она. Въехав в дом, Наталья быстро выяснила, что одна из соседок — тоже юрист. Она-то и предложила взыскать с застройщика неустойку.

Судебные доходы

«В судах рассматриваются сотни таких исков»,— говорит адвокат Натальи. По оценкам застройщиков, подобные судебные процессы сегодня приобретают промышленные масштабы. Особенно если учесть, что в 2016 году объем инвестиций граждан в долевое строительство только в Москве составил 700 млрд руб. «Из-за кризиса стало много задержек. И соответственно, больше судебных исков. Это факт»,— говорит руководитель компании «Ваш надежный юрист» Алексей Силкин.

Как подсчитали в компании «Метриум Групп», 46% новостроек Москвы, ввод которых был запланирован на 2016 год, не были сданы дольщикам вовремя.

«69,1% проектов, по заявлению девелоперов, должны быть введены в эксплуатацию в первом полугодии 2017-го, еще 14,2% — во втором. Где-то сроки строительства увеличены более чем на год — ввод перенесен на 2018-й. Однако есть и ЖК, сроки ввода в эксплуатацию которых, к сожалению, даже назвать сложно. Речь идет об обанкротившейся компании RED Development»,— говорит управляющий партнер «Метриум Групп» Мария Литинецкая.

Таким образом, в целом на рынке складывается такая картина, что юристам впору выстраиваться в очередь к дольщикам. Новую нишу уже распробовали. «У нас не только сайт, но и свой канал на YouTube, где мы подробно рассказываем о том, как взыскать неустойку с застройщика»,— рассказывает Алексей Силкин. На сайте его компании размещены ролики с пошаговыми инструкциями о том, как составить претензию, в какой суд лучше идти и как узнать платежеспособность застройщика, чтобы оценить, имеет ли смысл вообще судиться.

Взыскать неустойку в размере одной трехсотой ключевой ставки ЦБ за каждый день просрочки позволяет 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов». Если же участником долевого строительства является гражданин, а не юрлицо или индивидуальный предприниматель, то размер суммы, которую можно истребовать, рассчитывается в двукратном размере.

«Человек, решивший взыскать неустойку, предварительно направляет претензию застройщику. Этого можно не делать, но тогда сумма взыскания будет меньше. Потому что, если покупатель направляет претензию, это позволяет впоследствии в судебном порядке взыскать с застройщика по закону «О защите прав потребителей» еще 50% штрафа от суммы неустойки, если застройщик оставляет претензию без внимания»,— рассказывает адвокат Натальи.

Через месяц можно идти в суд и подавать иск на предмет взыскания неустойки, штрафа за ее неудовлетворение и компенсации морального ущерба. По словам юристов, последний пункт важен, потому что компенсация морального вреда по ОЗПП дает возможность истцам освободиться от уплаты госпошлины. А госпошлина прямо пропорционально зависит от суммы иска и может доходить до нескольких десятков тысяч рублей. «Максимальная сумма, которую мы взыскивали,— 1 млн руб., но в итоге судья присудил около 600 тыс. руб.»,— говорит адвокат Натальи.

Grace period для застройщика

И это только начало пути. Если верить статистике, которая приводится на сайте «Ваш надежный юрист», даже в выигрышных делах в 70% случаев получить деньги с застройщика не удается.

По словам юристов, сейчас повсеместно используются десятки различных схем, затрудняющих взыскание средств,— начиная от договора соинвестирования и заканчивая предварительным договором купли-продажи. Кроме того, учредители застройщика могут быть элементарно зарегистрированы в офшорах.

По наблюдениям риэлторов, стратегии дольщиков, не получивших ключей в срок, очень часто зависят от того, в какой стадии готовности находится их дом. «Как показывает практика, если строительство задерживается не более чем на один-два квартала, покупатели предпочитают подписать дополнительное соглашение об изменении сроков строительства и передачи квартиры, подождав лишние три-шесть месяцев, чем судиться с девелопером»,— говорит Мария Литинецкая. Но если становится ясно, что застройщик вряд ли завершит дом в ближайшие полгода, клиенты предпочитают не подписывать соглашение о переносе срока сдачи.

Мало кто сразу идет разрывать ДДУ (хотя такая возможность появляется уже через два месяца после срыва даты передачи ключей). «Причина в том, что в случае расторжения договора клиент получит сумму, указанную в договоре, в то время как рыночная цена объекта оказывается выше. Поэтому чаще всего покупатели дожидаются ввода дома в эксплуатацию и уже потом идут в суд за неустойкой»,— рассказывает она.

А есть клиенты, которые в принципе не готовы подавать в суд. Некоторые не судятся с девелоперами, не желая тратить средства на судебные издержки.

Многие не уверены, что даже по решению суда получат деньги. Да и в принципе юридическая грамотность населения в России, к сожалению, оставляет желать лучшего.

Именно гражданская пассивность приводит к тому, что по факту застройщики платят намного меньшие штрафы, чем могли бы, уверена Мария Литинецкая.

Однако, по ее мнению, несмотря на все это, стоит ждать увеличения количества исков от покупателей к застройщикам, переносящим сроки сдачи даже на один-два квартала. И способствовать этому будет активное развитие бизнеса по взысканию неустоек с застройщика. На рынке одна за другой появляются компании, основным родом деятельности которых является как раз требование компенсации от девелоперов за срыв сроков передачи ключей и за взыскание неустоек за какие-то строительные недоделки. «Учитывая, что почти половина застройщиков, как было отмечено выше, не сдали проекты вовремя, у компаний, оказывающих подобные услуги, есть широкое поле для деятельности»,— резюмирует Литинецкая.

Квартиры вместо машин

«Юристов очень много стало. Из транспортного бизнеса приходят те, кто со страховыми компаниями судился. Стали в нашу тематику вклиниваться»,— сетует Алексей Силкин. Речь идет об автоюристах, которые построили очень успешный бизнес на взыскании денег с автостраховщиков. По оценкам страховых компаний, в результате деятельности недобросовестных автоюристов рынок ОСАГО только в 2015 году получил убыток в 18 млрд руб. При этом страховщики не отрицали, что своими руками и создали бизнес автоюристам, многие из которых, кстати, выходцы из юрдепартаментов страховых компаний.

Теперь юристы взялись за застройщиков. И можно предположить, что если их атака окажется успешной, то девелоперы скоро поднимут крик о мошеннических схемах «квартироюристов». В случае с ОСАГО это привело к заметному росту выплат клиентам со стороны страховщиков на добровольной основе, без всяких судов. В случае с недвижимостью — может заставить застройщиков указывать более реальные сроки и аккуратнее их соблюдать.

Если верить застройщикам, на их рынке уже присутствует такое явление, как «потребительский терроризм». «Существует много методов терроризировать застройщика: необоснованные отказы в приемке квартир, изматывание в судах лицами, не вошедшими в перечень пострадавших дольщиков, в том числе попытки юридического шантажа реализации всего проекта. Даже после принятия многочисленных поправок в законодательство, уточняющих правовые механизмы достраивания проблемных объектов, все еще остается много правовых лазеек для многочисленных дельцов, которые позволяют терроризировать и добросовестных застройщиков»,— рассказал заместитель гендиректора по развитию АО «Холдинговая компания ГВСУ «Центр»» Владимир Савчук.

Впрочем, у юристов, защищающих права дольщиков в судах, совсем другое мнение. «Есть ли истории потребительского терроризма? Такое бывает. Но, поверьте, со стороны застройщиков терроризма гораздо больше, чем со стороны потребителей»,— уверяет Алексей Силкин.

Источник: investfunds