Субсидиарная отсрочка. Суды откладывают расплату владельцев за крах банков и НПФ

Кредиторам банкротящихся финорганизаций стало гораздо сложнее вернуть свои средства. Как выяснилось, судебная практика привлечения руководства и, главное, собственников банков и НПФ к расплате по их долгам в последнее время развернулась на 180 градусов. Большинство попыток Агентства по страхованию вкладов (АСВ) привлечь руководство и владельцев к субсидиарной ответственности блокируется судами. Они не справляются с валом сложных банкротных финансовых дел, появившихся в результате расчистки рынка Центробанком. И наиболее сложные, но одновременно самые важные для кредиторов вопросы предпочитают даже в нарушение закона откладывать на потом.

Признаки серьезного ухудшения ситуации с привлечением к субсидиарной ответственности собственников банкротящихся финорганизаций прослеживаются в опубликованном вчера отчете АСВ о результатах деятельности за первое полугодие 2016 года. В отчете содержится не самая утешительная информация о первых попытках привлечения собственников НПФ-банкротов к расплате с кредиторами. Из двух НПФ («Семейный» и «Трансстрой»), в отношении руководства и собственников которых (зачастую в одном лице) агентством делались первые попытки привлечения к субсидиарной ответственности, получить положительные решения АСВ удалось лишь в отношении одного фонда «Трансстрой». В случае с НПФ «Семейный» суды приостановили рассмотрение соответствующего заявления АСВ до завершения конкурсного производства, так как, по их мнению, до этого момента определить размер субсидиарной ответственности контролирующих должников (равный сумме недостачи для расчетов с кредиторами) невозможно.

Ранее ситуация с привлечением к субсидиарной ответственности собственников банков (банкротство НПФ было передано АСВ не так давно, по банкам у АСВ большой опыт) была иной. Агентству удавалось доказывать в судах целесообразность подачи таких исков до определения точного окончательного размера дыры. Это делалось спустя примерно год после начала конкурсного производства в банках, когда уже произведен анализ ситуации в банке, по значительному числу сделок по выводу активов или отчуждению залогов АСВ уже просудилось и перспективы пополнения конкурсной массы за счет этого понятны, рассказывают источники знакомые с ситуацией.

Еще более серьезные трудности в последнее время наблюдаются с привлечением к субсидиарной ответственности руководства и собственников банков, число пострадавших от банкротства которых несоизмеримо больше. По сведениям, большинство соответствующих исков к собственникам банков, поданных агентством, попросту приостанавливаются судами — с той же аргументацией, что и в отношении НПФ. Такая ситуация, в частности, сложилась с привлечением к субсидиарной ответственности ПВ-банка, Удмуртинвестстройбанка, Уральского трастового банка и др.

Ухудшение в вопросе привлечения к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих финорганизации, наступило после внесения в банкротное законодательство поправки, разрешающей такое приостановление. Однако механизм работы этой поправки (страхующий кредиторов от вывода активов лицами, привлекаемыми к субсидиарной ответственности на время этого приостановления) судами игнорируется. По закону о банкротстве суд приостанавливает рассмотрение этого заявления о субсидиарной ответственности «после установления всех иных имеющих значение фактов». «Однако дело в том, что как раз «все иные имеющие значение факты», в том числе виновность руководства и собственников банка, противоправность их действий, причинно-следственная связь между ними и банкротством, судами на практике не устанавливаются»,— говорит один из собеседников. Это означает, что после возобновления производства по заявлению о субсидиарной ответственности, приостановленного, по сути, по техническим причинам, основания для привлечения к ней, придется доказывать повторно.

Обеспечительные меры (например, арест на имущество контролирующего лица) при приостановлении также принимаются далеко не всегда.

Попытки АСВ оспорить приостановление дел по субсидиарной ответственности на таких условиях (в том числе через обращение в Верховный суд) особых результатов пока не принесли.

«Между тем за время, пока в течение нескольких лет в ходе конкурсного производства АСВ будет оспаривать сделки по тому же выводу активов или снятию обеспечения, активы владельцев, из которых могла бы быть осуществлена расплата с кредиторами, попросту безболезненно выводятся»,— указывает один из собеседников. «Те, кто довел организацию до банкротства, могут использовать такую отсрочку для вывода имущества или денежных средств»,— указывает и арбитражный управляющий Михаил Черный. Как отмечает партнер юридической фирмы Lidings Андрей Зеленин, бывшие руководители и собственники могут и сами за это время выехать за пределы России, что также существенно осложняет перспективы взыскания средств. Пострадавшими в результате изменившейся практики, по оценкам юристов, оказываются кредиторы банков- и НПФ-банкротов.

По довольно распространенному мнению участников рынка, одна из причин столь радикального ухудшения ситуации с привлечением руководства и собственников финорганизаций к субсидиарной ответственности может быть в том, что, столкнувшись с огромным количеством банкротств банков и НПФ в результате расчистки Центробанком этих рынков, суды, особенно региональные (а расчистка идет по всей стране), попросту не готовы к таким сложным делам и многократно возросшей нагрузке. «Закон действительно требует проверки всех обстоятельств и вины ответчиков при приостановлении дел по субсидиарке»,— говорит и партнер юридической фирмы ЮСТ Александр Боломатов. Вероятно, причина и в том, что нагрузка на суды постоянно растет, к тому же очень много банкротств банков в последнее время, согласен он. Он также не исключил, что формальным объяснением такого подхода судов может быть соблюдение «принципа процессуальной экономии на случай, если по итогам конкурсного производства все кредиторы получат возмещение». Впрочем, существующая статистика ЦБ и АСВ свидетельствует: этого не происходит. Средний процент удовлетворения требования кредиторов третьей очереди в 150 банках, в которых по состоянию на 1 января 2016 года АСВ была проведена процедура конкурсного производства, составил 16,3%.

Альтернативой в сложившейся патовой ситуации может быть взыскание убытков. Но в этом случае, поскольку речь идет о конкретных операциях, суммы взыскания меньше. Кроме того, убытки реально взыскать не с собственников, а с руководства, в состав которого чаще всего входят лица, за которыми не числится никаких реальных активов, указывают юристы. Получить комментарии АСВ вчера вечером не удалось.

Источник: Коммерсантъ