Зампред правления банка «Возрождение» Андрей Шалимов сообщил, что Банк России порекомендовал кредитным организациям провести стресс-тесты, заложив в качестве параметра проверки курс доллара в 100 рублей. Такие стресс-тесты — явление будничное, но сегодня сочетание «100 рублей» и «доллар» заставляет людей нервничать.

Вечером 25 августа ничто не предвещало беды. После лихорадки рынки постепенно успокоились, нефть немного подорожала, а следом голову поднял и рубль. Евро падал до 78,1 рубля, доллар — до 68,13. Не очень страшные цифры, если учесть, что 24 августа за европейскую валюту давали 83,63 рубля, за американскую — 71,65.

И тут прозвучало заявление Шалимова. По словам банкира, регулятор таким образом пытается выяснить, смогут ли финансовые структуры платить по валютным долгам при дальнейшем обвале рубля.

Банк России поспешил опровергнуть Шалимова. Представитель ЦБ отметил, что кредитным организациям не предлагалось проводить стресс-тесты на чувствительность к курсу рубля. И подчеркнул, что сведения о структуре и размере валютных долгов российских банков собираются в постоянном режиме. Иными словами, бояться не нужно, у нас все хорошо. До сих пор неясно: то ли банкир что-то перепутал, то ли ЦБ решил перестраховаться.

Еще одна негативная новость — обновленный прогноз Минэкономразвития. Интересна его пессимистичная часть. В ней говорится, что нефть в ближайшие три года будет держаться около отметки в 40 долларов за баррель (кстати, 24 августа глава ведомства Алексей Улюкаев допускал, что она может упасть ниже 40 долларов, правда, ненадолго). Если данный сценарий реализуется, экономический спад продлится до 2017 года, курс доллара продержится на уровне выше 75 рублей, а в 2018-м подскочит до 78 рублей. Кроме того, в бюджет сейчас заложена стоимость нефти в 50 долларов за бочку. Если она подешевеет на 10 долларов, придется снова резать государственные расходы.

Очевидно, что экономические власти России готовятся к ухудшению ситуации. При дальнейшем удешевлении углеводородов рубль продолжит падать. Не исключено также, что национальная валюта протестирует отметку в 100 рублей за доллар. Тогда российскую экономику ждут суровые испытания.

Директор института экономики Российской академии наук Руслан Гринберг рисует мрачную картину при трехзначном долларе.

«У нас высокая доля импорта. А это значит, что при столь значительной девальвации рубля взлетят потребительские цены. А ведь удержание инфляции в определенных рамках — это единственная конкретная цель правительства. Рост цен и снижение доходов населения может привести к тому, что потребности значительной части обычных граждан просто не смогут быть обеспечены. Возможно даже введение карточек», — говорит эксперт.

По мнению Гринберга, наполнение бюджета путем девальвации национальной валюты недопустимо. «Это, я бы сказал, утрата чувства юмора и здравого смысла», — считает он. По его словам, существует «масса способов поддержать курс рубля». Среди них самыми действенными эксперт считает введение валютных ограничений: «Можно обязать компании продавать 70-75 процентов валютной выручки, вводить резервирование капитальных операций в банках». Гринберг не опасается негативных последствий валютного регулирования.

«Некоторые пугают возвратом к СССР, но, на мой взгляд, это глупости. Например, романские страны — Франция, Италия применяли валютные ограничения вплоть до конца 1980-х годов, а Германия обязывала продавать валютную выручку до конца девяностых», — напомнил он.

По словам главного экономиста Альфа-банка Натальи Орловой, курс доллара может установиться на уровне 100 рублей в двух случаях. Во-первых, при падении стоимости нефти до 20 долларов за баррель. Произойдет разовое сокращение покупательной способности населения, а инфляция приблизится на короткое время к 20 процентам. Во-вторых, по причине неконтролируемого роста денежной массы. Тогда страна войдет в длительный период высокой (15-20 процентов) инфляции и перманентного сокращения уровня жизни населения. «На данный момент оба сценария выглядят крайне маловероятными», — подчеркнула Орлова.

С ней согласна и начальник аналитического департамента инвесткомпании «Совлинк» Ольга Беленькая. «При цене на нефть 30-32 доллара за баррель это вполне возможно, но сейчас такой сценарий представляется уж очень пессимистичным», — считает эксперт.

По ее словам, критически важно время, в течение которого российская валюта может упасть до критических значений. «Одно дело, если это растянется на несколько лет, и экономика успеет к этому подготовиться, и совсем другое — если девальвация будет резкой. Это станет шоком как для финансовой системы, так и для всей экономики», — отмечает эксперт.

При реализации этого сценария платежеспособность граждан упадет, а значит, у банков резко ухудшится качество кредитных портфелей, возникнут проблемы с ликвидностью и достаточностью капитала. Соответственно, еще какое-то количество банков покинет рынок. И все это — на фоне резкого повышения спроса на валюту и изъятия депозитов из банков. По мнению Беленькой, если соответствующий стресс-тест проводился, то цель регулятора — посмотреть, насколько кредитные организации готовы к подобным шоковым ситуациям. Однако информация по таким мероприятиям, как правило, не бывает публичной.

Аналитик инвестхолдинга «Финам» Антон Сороко считает, что доллар подорожает до 100 рублей при снижении стоимости марки Brent до 30 долларов за баррель. «Мы полагаем, что такое развитие событий маловероятно из-за сильного влияния на рынок статистики по нефтедобыче в США. При прохождении отметки в 40 долларов производство может существенно сократиться из-за консервации сланцевых месторождений», — отметил он. Но если нефтяные котировки обвалятся, помимо девальвации рубля, можно будет увидеть и другие последствия: инфляцию по итогам года выше 18 процентов, новую панику на валютном рынке и дальнейший отток капитала из страны. В данном сценарии экономический рост откладывается на 2017 год.

Источник: Lenta