Зеленый шум вместо белого. Банк России учтет в своем апрельском решении по ставке новые хорошие новости

На заседании 26 апреля совет директоров Банка России может рассмотреть коррективы в среднесрочный прогноз ЦБ или по крайней мере обсудить воздействие «краткосрочных факторов» на денежно-кредитную политику (ДКП) регулятора в связи с поступлением новых макроданных. Вероятность быстрого перехода к снижению ключевой ставки растет, ЦБ беспокоят сейчас скорее возможные издержки улучшения ситуации — потенциальный рост волатильности на рынке.

Представители ЦБ — его первый зампред Ксения Юдаева, главы департамента ДКП Алексей Заботкин и финстабильности Елизавета Данилова — вчера выступили с позитивными для рынка заявлениями на форуме «Казначейство-2019» Национальной финансовой ассоциации (НФА). Комментарии касались краткосрочной ситуации с ДКП и сделаны накануне «недели тишины»: с 22 апреля до заседания совета директоров ЦБ по ключевой ставке регулятор ограничивает публичные выступления своих представителей по темам, имеющим отношение к будущему решению,— фактически представленные мнения являются последним возможным предварительным «сигналом» рынку.

По словам Ксении Юдаевой, существует вероятность того, что совет может «рассмотреть краткосрочные факторы» и «уточнения» и обсудить, как новые данные могут и должны влиять на решения совета по ставке. Это довольно сложная и условная формулировка, смысл которой, впрочем, однозначен: ЦБ будет принимать решение не только на базе еще актуального прогноза ЦБ к мартовскому «опорному» заседанию по ключевой ставке, но и де-факто пересмотрит отдельные его детали — хотя, по словам первого зампреда ЦБ, обычно они на «промежуточных» заседаниях совета не пересматриваются.
Почему в марте ЦБ сохранил ключевую ставку на прежнем уровне

По имеющимся данным, Банк России может внести корректировки в оценки темпов экономического роста и отраслевой динамики после пересмотра данных Росстата за четвертый квартал 2018 года и новых данных первого квартала 2019 года в строительстве. Алексей Заботкин на форуме НФА ограничился заявлением о том, что регулятор рассмотрит динамику инфляционных ожиданий — он констатировал, что более ранние оценки ожиданий «не превысили наблюдаемую инфляцию». По его словам, «баланс рисков» на «предстоящие» девять месяцев 2019 года выглядит «заметно более спокойно» (в том числе за счет снижения внешних рисков). Отметим, ранее ЦБ настаивал на том, что оценки и им, и в большей степени рынком и населением вклада повышения НДС в инфляционный всплеск начала года были завышены (в случае с ЦБ — по нижней границе прогноза), а данные о недельной инфляции в апреле позволяют говорить о том, что потребительские цены, возможно, растут даже медленнее, чем год назад. В целом заявления указывают на возможность если не снижения ключевой ставки 26 апреля (аналитики пока считают это маловероятным), то резкого роста вероятности этого в первом полугодии. Месяц назад ЦБ заявлял, что смягчение ДКП может начаться «в 2019 году» без указания сроков. Большинство предсказуемых макроэкономических данных, которые могут появиться у ЦБ до 26 апреля, вероятно, будут сдвигать баланс рисков в пользу смягчения ДКП.

Краткосрочные риски, которые представители ЦБ обсуждали на форуме НФА, можно разделить на последствия нестандартного по ряду параметров первого квартала 2019 года и особенности перехода к нейтральной ДКП в 2019 году. В первом случае ЦБ беспокоит неожиданный рост валютизации вкладов физлиц (с 20,3% до 21,5% — ЦБ допускает новое ужесточение резервирования по таким вкладам), а также рост зависимости банков от безотзывных кредитных линий ЦБ (об этом говорила Елизавета Данилова, рост за 2019 год на 50%, до 1,5 трлн руб.). Риском для банковской системы ЦБ считает и продолжение концентрации кредита в крупнейших компаниях (35% долга приходится на 92 компании). Во втором же случае (этот момент комментировала госпожа Юдаева) ЦБ считает новым риском резкий приток средств нерезидентов в госдолг РФ — его интенсивность «сопоставима с предыдущими периодами ускоренного роста вложений». Последнее вполне может привести к росту волатильности рынков и их большей зависимости от внешних новостей (из ФРС и ЕЦБ) — хотя все это, видимо, следует считать издержками улучшения ситуации.

Источник: Коммерсантъ